По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Протоиерей Евгений Глазунов. Прощеное воскресение

Прощеное воскресенье – оно приходит к нам каждый год накануне первого дня Великого поста. Нынешней весной – 10 марта. В России, наверное, почти каждому известен персонаж комедийных историй Александр Родионович Бородач. Хронический неудачник с грассирующим «Р», неприглядным прошлым и туманным будущим. Нам смешны его нелепые промахи, но, по сути, он – всего лишь обычный человек, ищущий счастья доступными в его положении способами. Эти поиски неизменно кончаются неприятностями, и просьбой - не только к стражам порядка, но и ко всем нам – понять, и простить. На фоне Александра мы кажемся самим себе интеллигентными и порядочными людьми, но есть одна тонкость – мы смотрим не в ту сторону. Если выполнить команду «кругом» - мы окажемся перед лицом правды Божией, а перед ней уже сложно понять, кто из нас больше загрязнил свой изначальный образ, данный нам Творцом. Человек подобен капле воды, отражающей солнце. Грязь не отражает свет, а чистая росинка сияет так, что больно глазам. В этом – наше призвание. И перед Великим постом, временем очищения не только тела, но, в первую очередь, души, мы должны понять, что мы тоже грешны перед Богом. Осознав свои грехи, становится легче уразуметь мотивы неприятных поступков окружающих нас людей. Мы тоже бываем неправы. И хотим, чтобы нас простили. Так давайте попытаемся простить тех, кто просит нас об этом. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что прощающий делает своим должником самого Бога: «Человек, простивший своему ближнему, не может не получить совершенного прощения (от Бога), потому что Бог несравненно человеколюбивее нас». И этот путь – дорога к подлинному счастью, недоступному человеку, считающему себя праведником и осуждающему всех и вся. Если бы наши прародители Адам и Ева не валили вину друг на друга, а просили прощения у Бога, не случился бы весь этот грустный катаклизм, который мы теперь наблюдаем вокруг. Если бы Иуда не полез в петлю, а верил и надеялся на возможность прощения, обещанную всем, в том числе и ему, Христом – был бы жив, как апостол Петр, еженощно плакавший о своем предательстве, и, тем не менее, ставший одним из первоверховных. Нет, не зря поприще Великого поста начинается с воскресенья. Прощенного воскресенья.