По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Тихон Крылов. Рождество из детства

Мы наконец-таки прошли этот береговой «путь уверенности», залегший под тянущимися к воде корявыми руками деревьев, которые, как любопытные горожане на платформе метрополитена, выглядывают один из-за другого, чтобы посмотреть: где ж там поезд?

А дальше? Дальше – не будет пустыми словами сказать, что одному Богу известно. 

Андрюха (наш местный сторож) рассказывал о своем переходе через реку: тропа была, и снег уверенно лежал, поблескивая… А потом задники у лыж подмокли, как раз на середине реки! Сам выбирай, к какому берегу выбираться из черной полыньи, которая, вообще-то, в свою очередь против, чтобы ты вылезал… Потом Андрюха кричал, звал на помощь, пробовал применить советы многочисленных книг по выживанию… А позже, когда минут через 40 пил кипяток, вспоминал все свои грехи, глядя чистыми глазами в прокуренные лица спасателей береговой станции. И свой безмолвный крик, когда руки готовы были уже отпустить крошащуюся кромку полыньи: «Господи! Я больше не буду!» И тут же сам себя спрашивал: «А что не буду?» И отвечал себе с отчаянием: «Ни-че-го!» 

В общем, река – метров 700. Шли вдоль берега - по суше, а теперь надо идти по-над водами. 40 см льда – отличное подспорье грешнику, чтобы как праведник идти по водам! Но беда вот в чем… где-то сорок, а где то и десять, а где-то— подернутая снегом полынья, и думай потом, к какому берегу выгребать… 

На лед смело шагает мой папа. Он считает, что главный способ не перепутать дорогу, это правильно выбрать ее конечную цель! Считаем так и мы. Или пытаемся считать так.

Идем. Темнота. Смотрят на нас звезды, искаженные слезами, которые от мороза рождаются в глазах каждого.

Вдруг дзынь… секунды три … лопается наш ледяной щит от одного берега до другого и еще в сторону, образуя рукав. В рассказах мы читали, что такое со льдом случается от того, что он расширяется при сильном морозе. Но сейчас до теории нет дела. Прямо под тобой трещит и лопается ледяной покров, твой путь, лопается уверенность.

Но мы идем, держась за общую веревку, конец которой – у папы в руках. Все заиндевело: ресницы, волосы, капюшоны. Перешли. До храма три километра. Опасности теперь нет, и просто нужно быстрее. Потому что тут идут алтарник и певчий, звонарь и чтец. Этот шмыгает носом - он понесет свечу. Нужно быстрее. Входим в храм. И всеми органами чувств каждый пытается понять, топили печь или нет, даже глаза прищуриваются. Да! В этот раз: ДА!!!

Мы глупо улыбаемся батюшке, старосте, старушкам. Никто нас ни о чем не спрашивает. А мы тоже молчим. Губы замерзли, и все слова выползают с трудом, неразборчивые, смешные. Нам все удивляются - из-за Волги пришли! Но мы-то знаем, что каждый добирался сюда так же!!! Кто-то через ров снежный в свои шестьдесят лет перебирался, хватаясь за обледеневшие корни деревьев. Батюшка бился с промороженной сталью непослушной машины. Кто-то просто шел пять километров, след в след с волком. И всем есть что рассказать.

Но тут начинается служба!!!! Начинается Рождество! Вот оно: Христос Рождается! И все Его славят! Даже те, кто просто приехал на новой «Тойоте», без сложностей…

Кого не спросишь про празднование Рождества, все отвечают четко расписанную программу праздника и добавляют: «У нас так всегда! С детства!» А может, попробовать как-то по-другому? Вот вам один из вариантов. Не забудьте только веревку!   

Фото: https://www.photoforum.ru/