По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

«Духовный покой – это очень важно»: интервью с детским анестезиологом-реаниматологом

На территории Больничного городка города Рыбинска, улице Солнечной, начинается строительство нового храмового комплекса иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте». В честь этого знаменательного события Рыбинская епархия начинает цикл публикаций «Журналисты о врачах». Сегодня мы публикуем интервью с анестезиологом-реаниматологом Городской детской больницы города Рыбинска Мариной Михайловной Ершовой.

- Марина Михайловна, как давно вы работаете врачом?

- С тех пор, как я окончила Ивановскую государственную медицинскую академию в 1978 году. Сначала работала в Первой городской больнице, затем – в Городской детской больнице.

- У кого вы учились, кого вспоминаете с благодарностью?

- Шитову Маргариту Ивановну, она работала в больничном городке, и Тимофеева Владимира Николаевича, он был главным врачом Городской больницы № 1, а до этого тоже работал в отделении реанимации.

- Часто ли так получается, что дети попадают в реанимацию?

- За год в среднем поступает 350-400 человек с любыми патологиями, кроме хирургии и травмы.

- Как вы и ваши сотрудники переживаете пандемию, были ли трудности в работе в этот период?

- Пандемия, наверно, проходит мимо нас, потому что больных лечили в инфекционной больнице, и еще две больницы было выделено. У нас могут быть только контакты с заболевшими. За это время был единственный контакт: заболел сотрудник, поэтому я и еще две медсестры оставались на две недели с паллиативными детьми, находящимися на искусственной вентиляции лёгких. Нашей бригаде пришлось остаться в больнице на 14 дней, не выходя из отделения. В принципе, пережили нормально.

- Какой главный вывод должны сделать люди в результате пандемии?

- Беречь друг друга. Это самое главное. Нельзя относиться наплевательски к тому, что положено делать. Ничего другого мы сделать не можем. Да, вирус заселился, как мы его выживем? Никак, он уже пришёл к нам. Если люди будут с пониманием относиться к необходимым мерам предосторожности, то и вирус будет распространяться меньше. И даже помимо пандемии отношение к окружающим должно быть другое. Нужно помогать людям не только масками и перчатками, а и просто поддерживать их.

- Знаете ли вы о том, что в больничном городке будет строиться храмовый комплекс в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте»? Что вы думаете об этом?

- Я считаю, что это очень хорошо.

- Это может помочь очень многим больным.

- Да, конечно. И мне помогает. Я много ездила в разные поездки, дважды была на Валааме и каждый раз приезжала оттуда совершенно другим человеком. Я даже берегу валаамские свечи: бывает, станет плохо на душе, зажгу свечу перед иконкой, и мне сразу легче становится. А там, где люди страдают, где много больниц, конечно, это нужно.

- А кто для вас является образцом для подражания в профессиональной сфере и в духовной жизни? Кого бы вы назвали?

- Свою маму. Она была медсестрой и стала примером для меня: вслед за ней я выбрала медицинское дело. Так же и в духовном плане: мама привила мне мысль, что есть что-то, что нас оберегает свыше. Она была глубоко верующим человеком.

- Марина Михайловна, а были ли в вашей практике случаи с чудесным выздоровлением пациентов?

- Всё зависит от патологии. В нашем отделении многие мамочки приглашают священников к своим детям. Я разрешаю, считаю, что это должно быть. И даже это помогает деткам: бывает, что очень тяжело ребёнку, а он вдруг — раз-раз, пошагал-пошагал и поправился.

- Сейчас многие говорят об упадке современной российской медицины. Что бы вы хотели изменить, чтобы стало лучше?

- Сложно, конечно, ответить на этот вопрос. Хотелось бы изменить отношение к больному среди молодёжи. В отличие от западных медиков, мы не только лечили, но и как-то сочувствовали больному, а теперь всё немного по-другому, молодёжь другая стала. Должно быть сочувствие к больному и понимание. Все остальное не от нас зависит. Конечно, появилось много современной аппаратуры, но нужно ещё относиться к больному как к человеку. Но это, наверное, из серии «отцы и дети».

- Как вы думаете, а с чем связано изменение отношения к пациентам среди молодых врачей?

- Я думаю, что это вообще тенденция такая теперь среди молодёжи. Вы знаете, наблюдая молодых людей, редко встретишь кого-то сочувствующего. Может быть, эта тенденция — следствие государственной политики отказа от социальных гарантий. Не знаю, чем это объяснить, но молодые люди на всё смотрят по-другому.

Мы довольно часто ездим в Николо-Сольбинский женский монастырь (Переславская епархия), очень хорошее впечатление производят воспитанницы, которые учатся в школе при монастыре. У меня такое чувство было, хотелось каждую из них обнять, но не из жалости. Они такие хорошие, добрые, отзывчивые, улыбаются по-настоящему, и они, вероятно, не будут такими, как нынешняя молодёжь. Они у меня такое умиление вызывают! Воспитанницы живут как в интернате, учатся в школе, есть и детский сад для совсем маленьких. В монастыре дают и среднее образование, и планируют в будущем даже высшее. Ученики школы, помимо основной программы, обучаются и шитью, и пению, устраивают театральные представления, и даже костюмы для театра шьют собственными руками. Там очень правильное отношение к ребёнку.

- Значит, школа тоже во многом влияет на то, каким вырастет ребёнок?

- Да, конечно. Раньше учителя как-то по-другому к детям относились. Не знаю, как у вас было, но у нас и после уроков детей оставляли, если мы что-то не понимали, а сейчас – иди куда угодно и разбирайся сам. Бывает, что учителям зачастую тоже дела нет до ребенка, как-то всё по-другому стало, именно в духовном плане.

- Вы упоминали о том, что стало больше современной аппаратуры в медицинских учреждениях. Как изменились медицинские технологии за время вашей работы?

- Конечно, очень многое изменилось. Очень много техники, и в лаборатории тоже, это очень помогает ставить верные диагнозы. Даже в пределах Рыбинска, нашего маленького города, довольно много всего появилось. Даже УЗИ, к которому мы привыкли как к чему-то обычному, раньше воспринималось как чудо-техника. Современное оборудование больше помогает поставить правильный диагноз, назначить лечение и оценить его эффективность.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о взаимоотношениях с родителями пациентов. Как влияет состояние родителя на состояние ребенка?

- Бывает, что мамочка приходит, плачет, ребёнок – в тяжёлом состоянии. Я говорю: «Успокойтесь, пожалуйста, вы плачете, переживаете, значит, и ребёнок переживает вместе с вами, ведь вы связаны между собой. А переживать ребёнку в тяжелом состоянии совсем нельзя». Бывает, что к нам поступают подростки с алкогольным опьянением, и если родитель по-доброму относится, то и ребёнок успокаивается. А некоторые родители злятся, и наверняка такой ребёнок поступит ещё раз. Поэтому взаимопонимание и доброе отношение всё равно должно быть. Мне кажется, ниточка, связь с родителями не прерывается никогда.

- Как родителю справиться с собой, когда ребёнок – в тяжелом состоянии?

- Я много разговариваю с родителями в этом отношении, стараюсь им это объяснить, и многие понимают. Говорю: «Если бы было что-то угрожающее, я бы вам сказала, просто ребёнку нужно время, чтобы поправиться. Давайте мы с вами наберёмся терпения, это нужно, прежде всего, вашему ребёнку, а вам ребёнок нужен здоровым». Конфликтов в отделении практически не бывает, как-то мы приходим к общему знаменателю, может быть, не с первого разговора, но, тем не менее, всегда.

Может быть, вы в курсе, что недавно указом Президента было разрешено родственникам посещать больных в реанимации. У нас это делается постановлением главного врача. И, например, в реанимации лежит трёхлетний ребенок, а его мама говорит: «Так ведь разрешено посещать», я говорю: «Пожалуйста, я пропущу, с 16 до 18, но ведь ребёнок увидит маму, ему и так тяжело, а вы уйдёте через час или два, что будет с ребёнком? Он ведь уже к нам привык, адаптировался, а вы – как любимая игрушка, то дали, то отняли. Кому вы лучше сделаете? Ребёнок расстроится, и вы тоже». Многие мамочки, услышав это, говорят: «Нет, мы не пойдём».

Поэтому доверительные взаимоотношения с родителями очень важны. Основная масса людей – понимающие, с ними просто необходимо общаться.

- Как вы считаете, влияет ли духовное здоровье на телесное?

- Я считаю, да, очень многое зависит от духовного здоровья. Наверно, оно даже в первую очередь важно. В пример можно привести как раз ситуацию с COVID-19: стали нагнетать ситуацию, а если бы не нагнетали, может быть, и было бы всё по-другому. Потому что есть стрессоустойчивые люди, а есть те, кто не так устойчив. Мне кажется, те, кто больше подвержен негативным влияниям извне, и начали болеть самыми первыми. Поэтому духовный покой – это очень важно.

Рыбинская епархия желает всем нашим читателям крепкого здоровья и сильного духа на многие лета!

Беседовала Анна Богданова