По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Свет из кельи отца Николая

26 августа пострадал за Христа священномученик Николай Орлов, пресвитер Рыбницкий. Священномученик Николай (Николай Петрович Орлов) родился 15 февраля 1881 года в селе Рыбницы (Новоспасское) Даниловского уезда Ярославской губернии (в настоящее время Некрасовский район Ярославской области). Отец его, Петр Гурьевич Орлов, был священником, как и многие его предки, служившие в селе Рыбницы и других селах Ярославской и Костромской губерний. Николай Петрович окончил Ярославскую духовную семинарию, затем некоторое время преподавал в народном училище в селе Петропавловском, женился и был рукоположен во священный сан. В 1911 г. отец Николай был назначен настоятелем храма Спаса Нерукотворного образа в родном селе, заменив своего престарелого отца. Отец Николай был добрым пастырем, о чем свидетельствуют неоднократные ходатайства сельчан о своем пастыре при последующих репрессиях. В марте 1923 года отец Николай отпевал в своем храме известного русского скульптора Александра Михайловича Опекушина – монархиста, автора памятников А.С. Пушкину в Москве, М.Ю. Лермонтову в Пятигорске, царям Александру II и Александру III. В Рыбницах он окончил свой земной путь и был погребен. 20 января 1930 года священник впервые был арестован. Его обвинили в том, что «имея авторитет среди женской части населения, Орлов старается это использовать в своих интересах и стремится к сохранению церкви от закрытия». Обстоятельства ареста примечательны для того времени. Первоначально дело возникло из-за драки трех крестьян. Зайдя к отцу Николаю, мужики у него посидели, и двое из них сказали третьему: «Тебе не нужно попа, а нам нужно». Выйдя из дома, они между собой учинили драку. Отец Николай был посажен в местную милицию как соучастник. Утром к зданию, где помещались райком ВКП(б) и районная милиция, подошла большая группа крестьян – порядка семидесяти человек, некоторые с топорами в руках. Они требовали освободить священника. Отца Николая перевели в ярославский специзолятор, было составлено обвинительное заключение, прокурор заявил: «Полагал бы: концлагерь три года». Но приговор вынесен не был, и отца Николая освободили. Во второй раз священника арестовали в 1932 году, обвинив по клевете в хулиганстве, его судили народным судом и опять оправдали. Однако власти уже не оставляли священника в покое. С усилением антицерковной политики государства становилось все труднее. У отца Николая отобрали дом, и семья несколько лет скиталась по разным квартирам. В последнее время священник с семьей ютились в крошечной кладовочке, пристроенной к церкви. Свет от лампадки, теплившийся по ночам в этой кладовочке - "келье отца Николая", - согревал сердца верующих: отец Николай молится, значит, благодать покрывает село и всех, кто живет в нем упованием на Бога, значит, Господь поможет, зло не превозможет, все будет хорошо... Но зло набирало силу... Осенью 1936 года были сняты колокола с Рыбницкой церкви. 5 июня 1937 года священник вновь был арестован. Дети отца Николая вспоминали, что взять при аресте было нечего – все имущество батюшки составляли лишь книги. На этот раз в вину отцу Николаю были поставлены беседы с Н. Введенским, который проживал в селе Петропавловском. Нашлись свидетели, показавшие, что отец Николай сокрушался по поводу творившихся в стране беззаконий. «Жаль народ, бедняков, они все страдают в данное время», – согласно показаниям, говорил пастырь. На все огульные обвинения отец Николай отвечал коротко: «Не признаю. Этого я не говорил совершенно». «Не подтверждаю». Церковный староста Коптяев Никита Никандрович написал отцу Николаю «одобрение», которое подписали около шестидесяти человек. В нем сельчане свидетельствовали, что священник не вел антисоветской агитации, не совершал ничего противоправного. Документ был направлен в следственные органы. Но участь священника была уже предрешена – в период беспримерного разгула беззакония никакие ходатайства уже не имели силы. 25 августа 1937 года тройкой Управления НКВД Ярославской области иерей Николай Орлов был приговорен к расстрелу. На следующий день, в отдание праздника Преображения Господня, ему дани было взойти на мученическую Голгофу. Место захоронения священномученика неизвестно. Семья отца Николая некоторое время продолжала жить в «кладовочке», затем их выгнали и оттуда. Близкие долгое время не знали о судьбе пастыря. Согласно официальным ответам, он умер в тюрьме в 1942 году. Только в начале 1990-х гг. стало известно о расстреле священномученика 26 августа 1937 года. Священник Николай Орлов был причислен к лику святых решением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви в 2000 году. Храм Спаса Нерукотворного образа, где служил священномученик Николай в настоящее время находится в удручающем состоянии, однако здесь возобновлены богослужения. Сохранилась и «кладовочка», в которой жил о. Николай. Здесь ее называют «кельей отца Николая». Иногда в келье оставляют включенную лампочку, свет от которой виден издалека. Источники: Все мы Христовы. 1918–1953. Краткие биографические сведения о священнослужителях, монашествующих и мирянах, пострадавших во время репрессий. Рыбинск, 2017. Ч. 2. Святые земли Ярославской. Календарь памятных дат Ярославской митрополии. Рыбинск, 2017.