По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

«Святыни никогда в забвении не бывают»

5 мая исполнилось пять лет с того момента, как решением Священного Синода в Рыбинске был зарегистрирован Софийский женский монастырь. Сегодня мы публикуем материал о памятном событии открытия памятника основателю обители иерею Петру Томаницкому 3 марта 2019 года. В тот день священник Костромской епархии Артемий Астафьев передал в Софийский монастырь монашеские вериги отца Петра Томаницкого.

Отец Артемий рассказал о том, как удалось сохранить святыню:


«Очень отрадно видеть возрождение монашеской жизни в этих стенах: что проходит здесь служба, идет постоянная молитва. Когда-то, будучи мальчишкой, я лазал здесь по руинам. С особенным трепетом я заходил под своды Всехскорбященской церкви, разглядывал росписи, которые здесь были, пытался прочитать золотые письмена. Общался со старшим поколением, которое еще помнило монашескую жизнь здесь. К сожалению, я застал и тех людей, которые по-варварски относились к разрушенной обители, разбирали кирпич. Но все-таки где-то за стенами монастыря даже в советские времена теплилась молитва. Благодаря тем молитвам и, конечно же, молитвам отца Петра Томаницкого сегодня возрождается эта святая обитель.

Вериги сохранила моя бабушка, которой они достались от бывших монахинь Софийского монастыря. С ними она поддерживала почти родственные взаимоотношения. Бабушка помнила времена, когда она и ее сверстницы приходили в Софийский монастырь учиться рукоделию.

С младенчества я приходил с родителями к бабушке на Гремячевскую, 4, и меня поражало величие стен обители. С родителями мы навещали моих родных по отцовской линии, похороненных здесь, на Софийском кладбище.

Осознание, что вериги Петра Томаницкого – это действительно святыня, пришло с годами. Я с детства знал, что буду священником, хотя и рос в обычной советской семье. В детском саду, когда нас спрашивали о том, кем мы хотим стать, многие отвечали – космонавтом, летчиком, пожарным. Меня спросили: “А ты кем хочешь стать, Тема?” Я ответил: “Священником”. Все спросили: “А кто это такой?” Я тогда пожал плечами – не знал, кто такие священники и чем они занимаются. Но я всегда знал, что буду священником.

Мама моя – воспитатель детского сада, а отец работал на заводе № 30. Будучи маленьким мальчиком десяти лет, я прислуживал в церкви села Балобаново. В 14 лет я был псаломщиком. Когда мне было 18 лет, тогдашний Владыка рукоположил меня в диаконы, в день Казанской иконы Божией Матери (4 ноября 1997 года). В тот год был юбилей – 300 лет освящения Казанского храма города Рыбинска. Служил диаконом в Казанском храме при Спасо-Преображенском соборе. С 18 января 2004 года я служу в Костромской епархии настоятелем Казанской церкви на Светочевой горе и Никольского храма села Сидоровское Красносельского района.

Отец Павел Груздев говорил, что бывал здесь после закрытия монастыря. Софийский собор тогда перестраивали, и были вскрыты гробы купца Андрея Миклютина и отца Петра Томаницкого. Отец Павел сказал: “Я все собрал и перезахоронил, а где – не скажу”. Но святыни никогда в забвении не бывают. Нужно время, чтобы они открылись нам. Когда мы будем достойны, Господь обязательно укажет нам, где они сокрыты».

Информационный отдел Рыбинской епархии

Отделы епархии

Приходы

Святые и святыни

Священник Петр Иерусалимский (Томаницкий)

Отец Петр родился в 1782 году, в семье причетника Якимовского погоста Угличского уезда. Воспитание он получил в Ярославской семинарии и в 1807 году рукоположен священником во Входо-Иерусалимскую церковь близ Углича.

В 1812 году, совершая литургию, отец Петр был испуган ложною вестью о приближении к Угличу французов, и с ним начались припадки падучей болезни. Около года пролечился он от этой болезни в Ярославле. В начале 1814 года он снова заболел, и его поместили в дом умалишенных в Ярославле, а когда он вернулся в том же году домой, его отставили вследствие болезни от должности священника и отобрали священническую грамоту.