По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Летние смены "Преображения"

«Движение, возникшее на небесах»- так называлась заметка в январском номере "Рыбинской православной газеты", посвященная истории создания в Рыбинской епархии нового молодежного движения «Преображение». Движения, призванного собирать ребят в дни каникул не только для отдыха, но и для труда.

На счету «Преображения» восемь слетов, три из которых пришлись на минувшее лето. Все летние смены прошли в селе Милково Пречистенского благочиния. И заполнены все три смены были одним и тем же: молитвой, трудом – по самообслуживанию и по восстановлению храма Троицы Живоначальной, кратким досугом.

Чем же отличались все-таки эти смены друг от друга? Почему , оставляя после первой смены на щитах палаток надписи типа «Здесь не выжить!», ребята приехали в Милково и во второй, и в третий раз? Почему взрослый человек нелегкой судьбы, оказавшись на поляне с палатками и столами, сколоченными из горбыля, взволнованно спрашивал всех: «Почему? Почему в нашем детстве этого не было?» Свидетелями каких преображений стали те, кто почти сорок дней лета провел в лагере нового молодежного движения?

Мокрые палатки и жаркие костры

…А начиналось все просто удручающе! Язвительные высказывания о погоде, смысл которых – лета нет, и не будет, сыпались отовсюду. Прекрасный зеленый лужок, выбранный по весне для лагеря, превратился в поле непролазной грязи. Главным занятием всех «преображенцев» стала сушка мокрых вещей. Любой труд, прогулка, даже игра заканчивались одним и тем же: промокшей одеждой. Но, с другой стороны, каждый день заканчивался костром, вокруг которого и начиналось то самое преображение: холод и сырость, бытовые трудности, мельчали и исчезали перед лицом искренних бесед, рождающих дружбу, объединяющих ребят и делающих их …счастливыми.

Пишут дети: «Прошедшие первую смену должны оставаться в «Преображении» на веки вечные», «Вижу смену в самых радостных сновидениях», «Обязательно поеду в следующую смену».

Глинобитные печи и цветочное паникадило

«Я бы сказал, что перемены наступили где-то в середине второй смены, - рассказывает Тихон Чернышов, руководитель слетов «Преображения». – И дело не только в том, что стала к лучшему меняться погода. Ребята по-настоящему сдружились к этому времени, и все задачи стали выполняться как-то легче».

Если в первую смену самым популярным кружком был мастер-класс изготовления глинобитных печей, у которых можно было греться и сушиться, то в последующие смены нашли своих учеников кружки лепки из глины, плетения из лозы, дизайна. И поляна – летний дом «преображенцев» - преобразилась. Украшенная сплетенными из лозы и цветов гирляндами, венками и букетами, она мало напоминала то поле битвы со стихией, каким была в начале сезона.

«Перемена произошла и с работами на храме, - делится воспоминаниями о сменах Тихон Чернышов. - Как в сказках: чтоб оживить Ивана-царевича, сперва на него брызгают мертвой водой, а потом живой – так и в восстановлении храма прослеживаются два этапа. «Мертвый» - это расчистка храма от мусора, от растений, от слоя земли, засыпавшей фундамент. А вот «живой» - это уже само восстановление. И это работа, придающая силы. С нашей помощью был выложен карниз вдоль стен храма, а столбики из кирпичей для балок, на которые будут настелены полы, складывали сами ребята».

И как символ преобразившегося храма, на одной из служб там появилось новое паникадило, изготовленное ребятами из цветов и листьев.

Молитва и еще раз молитва

«Как никогда на наших Литургиях чувствуется, что это действительно общее дело! – рассказывает Тихон Чернышов. – Все стараются внести свой вклад; убрать и украсить храм к службе, петь, читать. А на первую Литургию в Троицком храме, на которую приехал помолиться владыка Вениамин, вызвалось пономарить около десятка мальчиков».

Эта служба стала очень важной для «преображенцев». Приезд правящего архиерея, его теплые слова, обращенные к ребятам, еще раз подтвердили: они делают нужное дело, а трудности …. Ну а какое хорошее дело бывает без трудностей?

И, наверное, каждого из присутствовавших на той Литургии воодушевили слова отца Андрея Рыкова: «Вы приехали сюда помочь восстанавливать храм – и встретили вас и грязь, и слякоть, и комары, и холод. И все это вы несете для того, чтобы выполнить то дело, к которому вас призвал Господь. Это маленький подвиг, но он является свидетельством вашей веры. И видя это свидетельство те люди, которые были к храму равнодушны, смогут зажечься этим желанием, этим добрым намерением восстановить то, что было нарушено. Не ради самого здания – ради Храма Божьего. Дома, где будет пребывать Святой Дух, и люди смогут принимать участие в Таинствах, будут связаны общей молитвой.

И вы большие молодцы! Вы друг за друга должны молиться обязательно – ведь эти сложности, стоящие перед вами, они настолько непреодолимы, что только молитва поможет их победить». «И все обязательно будет хорошо! Все получится! И вот увидите, мы с вами через некоторое время окажемся здесь – и здесь будет пол и крыша, и будут висеть иконы и гореть лампады. И мы будем говорить: «А помните, мы приезжали сюда, когда ветер гулял в стенах? Когда из-за деревьев и мусора в храм было невозможно войти?» Огромная честь выпала всем нам – быть первыми в этом благом деле…»

Молитва сопровождала ребят все три смены: утреннее и вечернее правило, Божественные литургии, каждая из которых становилась незабываемым событием. И в первую очередь это относится к богослужениям в восстанавливаемом Троицком храме. Некоторые службы проходили в ночное время.

«Вызвано это было тем, что многие ребята приезжали на слеты из Москвы, и поезд их уходил рано утром, - пояснил Тихон Чернышев.- Поэтому Литургию, которой завершалась каждая смена, было решено совершать ночью».

И вот в темноте, освещая дорогу факелами, «преображенцы» идут из лагеря в храм. И на службе ребята молятся со свечами в руках. «Все такие загадочные... И много-много маленьких теплых светлячков! Такая тихая сияющая красота...» - так пишут дети о ночной службе.

Напоследок, в качестве итога деятельности «Преображения» в Милково, хотелось бы привести слова одной местной жительницы: «Об этом я могла только молиться и мечтать. Мой Храм жив и будет жить !»