По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Две памятные даты

Накануне праздника Преображения Господня Рыбинская епархия публикует исследование краеведа Лидии Ватлиной1  о нашем земляке – священнике Александре Вознесенском, геройски погибшем в день Преображения 1915 года на поле боя Первой мировой войны.

6 июля 1415 года - день мученической кончины мыслителя и проповедника, национального героя Чешской земли Яна Гуса (фото 2). В момент 500-летия этой памятной даты в Европе шла Первая мировая война. Но все же 6 июля 1915 года в России и во многих странах прошли конференции в память о Яне Гусе. Состоялась такая конференция и в Ростове Ярославском2, а также в Тамбове, Казани, Пскове. Появились различные публикации памяти Яна Гуса в журналах, сборниках и газетах3.

Ровно через месяц, в день праздника Преображения Господня 6 августа (по старому стилю) 1915 года погиб полковой священник Александр Павлович Вознесенский (фото 2), наш земляк, родившийся в с. Николо-Замошье Мологского уезда Ярославской губернии. Погиб геройски, с крестом в руках и пением тропаря Преображению Господню, когда «обходил он роты, окропляя святой водой своих любимых «солдатиков», поздравлял их с праздником, освящал яблоки и, как всегда, наставительно беседовал со всеми»4.

Удивительным образом имя чешского проповедника Яна Гуса связано с именем выходца из ярославской глубинки – священника Александра Вознесенского, осуществившего не только единственный известный перевод посланий чешского христианского подвижника на русский язык, но и осуществившего в 1903 году издание «Посланий магистра Иоанна Гуса, сожженного Римской курией в Констанце 6-го июля 1415 года».

День мученической кончины проповедника, идеолога борьбы за реформу католической Церкви в Чехии Яна Гуса каждый год отмечается в Чехии. На родине ему поставлены памятники, восстановлена Вифлеемская часовня, собиравшая тысячи прихожан на страстные проповеди Яна Гуса. Изданы десятки книг о нём.

В то же время, имя Александра Павловича Вознесенского забыто на родине.

Чем же должен быть дорог нам полковой священник, герой Первой мировой войны? Только ли своим подвигом на поле боя?

* * *

Полковые священники были рядом с воинами и в мирное и в военное время, когда их оружием был только Крест, разделяли с ними все тяготы военной жизни. Порой им приходилось замещать командиров на поле боя - раненых или погибших.

Военные священники погибали на поле боя, многие из них умирали позднее от полученных ран, многие оказались в плену, некоторые, выжившие в войне, погибали уже от рук новой власти после революции. Имена погибших, раненых, пропавших без вести, оказавшихся в плену полковых священников публиковал специальный журнал военного ведомства - «Вестник Военного и Морского Духовенства» («ВВиМД»).

«Имя полкового священника в сводке5 о погибших священниках:

№ 19 ВѢСТНИКЪ ВОЕННАГО И МОРСКОГО ДУХОВЕНСТВА. 585 СПИСОКЪ. выбывшимъ священнослужителямъ воинскихъ частей дѣйствующей арміи.

Убиты-.

1) Священникъ Елпидій Михайловичъ Осиповъ.

2) Священникъ Алексій Алексіевичъ Мисевичъ.

3) Іеромонахъ Евтихій (Тулуповъ).

4) Священникъ Александръ Павловичъ Вознесенскій.

Кроме убитых перечислены: умершие от паралича сердца, ушибов и заразных болезней (12 человек); ранены- 8, среди них его сослуживец священник Гр. Кармазин; контужены – 2; попали в плен – 5».

Во фронтовой обстановке священники причащали, отпевали, хоронили погибших по православным обрядам, перевязывали раненых, относили неспособных дойти самостоятельно до перевязочного пункта. Священник оказывал влияние на свою паству личным примером, твердостью духа в сложнейших ситуациях, стойкостью в исполнении воинского долга. Рядом с ними прошел боевой путь и священник о. Александр «от Карпат до Митавы», с ними делился сокровенными воспоминаниями о прошлом, был им «родным отцом».

Александру Вознесенскому не поставлены памятники, да и общий могильный крест на братском захоронении погибших воинов, на развилке дорог близ деревни Даугишки (Литва), где и он был захоронен, вряд ли сохранился. Отпевание совершил священник дивизионного благочинного, полкового священника А. Вознесенского его сослуживец С. Флоринский «соборне с духовенством 38-й пехотной дивизии».

Но остались литературные памятники: печатные труды дьякона и священника А.П. Вознесенского, рассказы его сослуживца Гр. Кармазина6 по ведомству военного духовенства, опубликованные в том же журнале после его гибели, а также публикации современных ученых.

И когда знакомишься с этими публикациями, замечаешь, что судьба чешского проповедника, жившего за полвека до событий Первой мировой, удивительным образом повлияла на жизнь выходца из далекой российской глубинки священника Александра Вознесенского.

* * *

Александр Павлович Вознесенский родился в семье бедного пономаря в селе Николо-Замошье Мологского уезда Ярославской губернии 11 августа 1862 г. В 1874-1885 гг. учился в Угличском Уездном духовном Училище и Ярославской Духовной семинарии (ЯДС). Четыре года служил в Климотинском приходе бывшего Мышкинского уезда (ныне эта местность находится в Угличском районе). В 1885 году женился на Варваре Петровне, и здесь, в Климотине, родились двое его детей: дочь Надя и сын Петр.

Неожиданная смерть в 1889 году молодой жены и детей круто изменила его жизнь. В 1889-1890 годах он служит дьяконом в Богоявленской церкви Ярославля, затем - дьяконом и экономом епархиального общества семинаристов в ЯДС. В 1893 году поступает в Московскую Духовную Академию (МДА) (по особой резолюции Высокопреосвящ. Митрополита Леонтия от 20 сентября 1893 года). Оканчивает МДА со званием кандидата богословия в мае 1897 года. Прошение настоятелю Чешской Православной Церкви Н.П. Апраксину, написанное еще в стенах Академии, приводит его к новой, миссионерской службе в Праге в качестве дьякона. В это время он осваивает чешский язык, получает возможность переводить послания Яна Гуса с чешского и латинского языков.

«Фигура Гуса – борца за правое дело, не устрашившегося выступить против тёмных сил, не надеясь на лёгкую и скорую победу, оказалась очень близкой и привлекательной сокровенным чувствам думающих русских людей, мучительно искавших смысл и оправдание тех трагических событий, которые происходили на западных рубежах России.

Ярким свидетельством этому является судьба священника Александра Вознесенского, составителя сборника «Послания магистра Иоанна Гуса»7, который был издан [в Москве] в 1903 г. и до настоящего времени остаётся наиболее полным сводом источников о жизни, деятельности и учении Гуса на русском языке. В его [Александра Вознесенского] судьбе, как в капле воды, отразилось причудливое переплетение духовных исканий России и наследия великого чешского мыслителя и патриота»3.

В этой книге «вместо предисловия» Александр Павлович добавил биографические сведения «из первых лет жизни магистра». Не вдаваясь в подробности религиозной и политической борьбы, жертвой которой стал Ян Гус, Вознесенский, называя проповедника «священномучеником и исповедником Христовым», лишь отметил, что «с 1408 года начались для правдолюбивого магистра испытания его веры и долготерпения», и, указав, что повествование о последних годах жизни Гуса содержится в самих его посланиях, разделил эти годы на три периода «полемический» (1408-1412 гг.), «апостольский» (1412-1414 гг.) и «апологетический» (1415-1415 гг.).

В конце книги Вознесенский поместил «Повествование современника Петра из Младеновиц» «О мученической кончине магистра Иоанна Гуса», написанное по многочисленным просьбам современников, утверждая, что во многих других описаниях обстоятельствах смерти были отклонения от правды:

«то прибавляли нечто от себя, то убавляли <…> на память будущим поколениям».

Сегодня «свод публикаций о жизни, деятельности и учении Гуса на русском языке» значительно пополнен, но все исследователи пользовались и продолжают пользоваться теми переводами посланий чешского проповедника, которые составил священника Александр Павлович Вознесенский.

О. Александру также принадлежит составление акафиста покровителю чешской земли св. Вячеславу, князю Чешскому, и перевод некоторых церковных служб на чешский язык.

В результате исследования публикаций и документов, хранящихся в Государственном архиве Ярославской области, удалось выяснить, что Александр Павлович также был автором «Описания-Обозрения»8 церкви села Климотино, где начинал свою самостоятельную после учебы в ЯДС жизнь; сюда он был рукоположен «во Диакона» Преосвященнейшим Ионафаном (Климотинский приход Мышкинского уезда, ныне с. Климатино Угличского района). Уже в первый год служения им «проведена 1 беседа катехизическая, 3 слова и 2 кратких поучения». В следующем 1888 году он уже составляет 6 поучений. Возможно, если бы не закрытие церкви в советские годы, были сохранены эти документы.

Во время учебы в Московской духовной академии он решается опубликовать в Ярославских епархиальных ведомостях «Опись…»9 церквей родного села Николо-Замошье. Речь идет о комплексе церквей, из которых ныне в современном поселке Некоуз существует лишь церковь Богоявления Господня. Другая церковь – во имя Успения Пресвятой Богородицы – была уничтожена в 1930-е годы. На архивной фотографии (фото 3) видны обе церкви, о которых рассказывает о. Александр. Описание внешнего и внутреннего «имущества» церквей, возможно, когда-то будет востребовано, может стать основанием для реконструкции уничтоженной церкви. Александр Павлович уточнил время создания и переустройства второй, зимней, сохранившейся ныне церкви (справа на фото: «Младшая церковь – зимняя, первоначально посвященная во имя Владимирской иконы Богоматери, была построена на средства местнаго прихожанина – помещика Петра Григорьева Подлескаго в 1835 году и называлась по имени св. престола Владимирского. Затем через 38 лет эта церковь была перестроена (в 1873 году) тщанием прихожан»), а описание фресок и всего убранства церкви может быть и сейчас использовано в образовательных целях.

Будучи полковым священником (на это поприще отец Александр взошел в 1904 году), Вознесенский написал пособие для школы подпрапорщиков «Главные черты из земной жизни Спасителя»10, опубликованное в одном из номеров журнала военного ведомства. «Пастырская обязанность и любовь к вам побудила меня начертать вам на память краткий перечень событий евангельской истории и тем помочь вам в изучении земной жизни Господа Нашего Иисуса Христа, для вашего назидания. – обращается отец Александр к читателю. - <…> Для возобновления в памяти событий евангельской истории следует чаще раскрывать св. Евангелие и прочитывать забытое…».

Не осталось дневников священника, поэтому главным источником наших знаний о жизни и служении Александра Павловича служат воспоминания его друзей, сослуживцев, командира, немного приоткрывшие нам его личность. Именно им он рассказывал о своем трудном детстве, годах учения, о годах, проведенных в Чехии, о посещении Палестины в минуты «отдыха» на войне.

В обозрении А. Кострюкова11 также рассказывается о подвигах военных священников, в том числе и о полковом священнике Александре Вознесенском (В окопах).

Священник Гр. Кармазин6 вспоминал: «Равнодушен он был и к мирским почестям. Затронули мы как-то вопрос о наградах, а он на это говорит: “что значат эти награды? Вот где нужно заслужить награду”, сказал он, указывая на небо. Так прост и велик был среди нас о. Александр, усердный молитвенник и строитель Тайн Божиих! Царство ему небесное!»

Духовные награды о. Александр получил в период служения полковым священником: в 1905 г. – право ношения камилавки, в 1913 г. – право ношения наперсного креста от Святейшего Синода. Сообщения о наградах за боевые заслуги были опубликованы12 уже после его гибели: Александр Павлович заслужил золотой наперсный крест на Георгиевской ленте из Кабинета Его Императорского Величества и орден св. Анны 3-й степени с мечами.

На родине, в ярославской глубинке, он бывал очень мало, хотя продолжал неустанно заботиться о тех бедных родственниках, что оставались в родных краях, помогать им. В последний раз, видимо, он побывал здесь в 1909 году, когда возвращался из Саровской пустыни после своего чудесного исцеления у раки с мощами преподобного Серафима. Запись об этом событии есть в Месяцеслове старшего его брата, прославленного ныне в лике святых священномученика Димитрия Вознесенского: «Июнь, 12/1909 г. открытие мощей Благов. Княгини Анны и паралич брата».

Подробности исцеления о. Александра неизвестны, но упоминание о них помещено в том же журнале военного духовенства, в публикации прот. Гр. Митропольского13, который пишет: «…мнѣ оставалось только умилиться и предъ о. Александромъ извиниться за безпокойство, а все, заслушанное отъ него, сложить и закрѣпить въ своемъ сердцѣ, чтобъ съ другими подѣлиться. Тайну цареву хранить повелѣвается, а дѣло Божіе объявлять слѣдуетъ. Достоинъ ты памяти здѣсь, на землѣ, какъ добрый пастырь и прекрасный человѣкъ, отецъ Александръ Павловичъ! А тамъ, горѣ, въ дому Отца Небеснаго, да удостоишься ты слышать сладчайшій призывъ Верховнаго нашего Пастыреначальника Христа: благій рабе и вѣрный, вниди въ радость Господа Твоего!».


На фото:

1. На обложке новости: Александр Павлович Вознесенский. Период пребывания в Кишиневе (из семейного архива потомков сщмч. Димитрия Вознесенского).

2. Из «Посланий магистра Иоанна Гуса, сожжённого римскою курией в Констанце 6 июля 1415 года» / пер. с чешск. и лат. А. Вознесенского. М., 1903.

3. ГАЯО. Из фотоколлекции Н2-1141. Слева - летняя церковь Успения (1803 г), справа - церковь Богоявления с колокольней в строительных лесах (1835 г.).


Примечания:

1Автор книги о священномученике Дмитрии Вознесенском «Вознесенские. Эстафета жизни и веры», исследователь истории Ярославского края, кандидат химических наук.

2Волнин Н. К. Ян Гус. Ростов Ярославский, 1915. [Хранится в библиотеке г. Ростова Великого]

3А. Н. Галямичев. 500-летие со дня трагической гибели Яна Гуса и русское общество в годы Первой мировой войны. Саратовский государственный университет

4Анненков А. Славная смерть военного пастыря // ВВиМД. 1915. № 18. С. 568-570;

5ВВиМД. 1915 г., № 19. С. 585. № 19 ВѢСТНИКЪ ВОЕННАГО И МОРСКОГО ДУХОВЕНСТВА. 585 СПИСОКЪ. выбывшимъ священнослужителямъ воинскихъ частей дѣйствующей арміи.

6Кармазин Г., свящ. Памяти героя священника о. Александра Павловича Вознесенского // ВВиМД. 1916. № 5. С. 143–145;

7Послания магистра Иоанна Гуса, сожжённого римскою курией в Констанце 6 июля 1415 года / пер. с чешск. И лат. А. Вознесенского. М., 1903.

8ЯЕВ, 1891, № 22 (28 мая). С. 340. Село Климотино, МЫШКИНСКОГО УЕЗДА, ЯРОСЛАВСКОЙ ГУБ. (на основании хранящихся при церкви документов и местных преданий)

9Ф. Кол. рук. Оп. 1. Ед. хр. 293 (1018). Стр. 175 Церкви с. Николо-Замошья, Мологского уезда, Ярославской губернии. Описания их – 223

10Вознесенский А., полковой священник. Главные черты из земной жизни Спасителя: (Пособие при преподавании Закона Божьего ученикам школы подпрапорщиков) //ВВД. 1908. № 14. С. 425-439

11http://www.blagovest-info.ru/index.php?id=58634&amp;s=7&amp;ss=2 Подвиг русского военного духовенства в годы Первой мировой войны

12ВВиМД. 1915 г. № 20. С 610-611, 614

13Митропольский Гр., прот. Достойный памяти// ВВиМД, 1916 г., № 3. С. 81-84.

Фотогалерея