По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Как в Ярославле обрели мощи святителя Иннокентия Иркутского

22 февраля по православному календарю – день обретения мощей святителя Иннокентия, епископа Иркутского. Произошло это событие в 1805 году. Но наши современники знают еще об одном обретении мощей святого, уже в конце 80-х годов прошлого века. И было это в Ярославле.

В 1987 году Ярославской епархии были возвращены Толгский монастырь и здание Феодоровского кафедрального собора. А в 1988 году, накануне празднования 1000-летия Крещения Руси, - мощи святого благоверного князя Феодора Черного с сыновьями Давидом и Константином.

Хранились мощи в фондохранилище Ярославского музея-заповедника, в его филиале, церкви Николы Надеина.

Вот как об этом рассказывала ярославская журналистка, а в 1980-е годы - сотрудница Ярославского музея-заповедника Марина Шиманская:

«Тот летний день 1988 года, когда в Спасо-Преображенский монастырь из церкви Николы Надеина привезли деревянный короб с мощами князя Федора Черного и его сыновей, мне запомнился так, как ни один другой за десять лет работы в музее. В то время еще и храмы, и иконы, и даже святые мощи для нас, сотрудников музея, были ничем иным, как памятниками истории и культуры, которые мы призваны изучать и хранить для потомков. Делали это честно, трепетно и с большой любовью ко всем предметам старины. И вот, на наших глазах один из объектов хранения, мощи ярославских князей, начинали жить своей, церковной жизнью, для нас совсем незнакомой. Ее представители - люди в рясах - пришли за ними в наш музей, который когда-то был их монастырем.

В самой маленькой комнате старинных погребов перед мощами начался молебен. «Лучше» места, чтобы избежать публичности, было не сыскать: теснота такая, что ни войти, ни выйти. Но пропустить столь необычное событие мы не могли и собрались неподалеку от здания, внимательно наблюдая за происходящим. Всем хотелось посмотреть, как выглядят мощи и что там с ними делают священники? Какая сила меня туда повлекла, догадываюсь только теперь, а тогда ни за что не объяснила бы, как решилась протиснуться к мощам сквозь плотную стену незнакомых людей в церковных одеяниях. И вот я оказалась перед деревянным коробом с покрытыми тканью мощами, различила три темных черепа и посередине - слегка приподнятую кость руки».

Немного о том, что происходило с мощами ранее, при безбожной власти. В 1938 году они стали одним из главных экспонатов антирелигиозного музея, открывшегося в церкви Ильи Пророка.

Чтобы научно обличить церковников в обмане, мощи отправили на экспертизу. И надо отдать должное медикам того времени, которые не побоялись написать заключение о подлинности мощей. Признавая древность и удивительную сохранность, они сделали неожиданный для ученых вывод: «…последнее слово о причинах сохранности тел князей Феодора, Давида и Константина принадлежит уму и религиозной совести народа».

Музей просуществовал несколько лет и в 1941 году был закрыт - его директор ушел на фронт. А мощи благоверных князей Федора, Давида и Константина оказались в храме Николы Надеина, который в 30-х годах использовался как хранилище музейных фондов, в годы войны - как склад госпиталя, а в 1959 году вошел в состав музея-заповедника.

По музейному преданию, мощи перенесли ночью в храм сотрудники музея. Чтобы надежнее скрыть, намеренно не записали их в книги учета фондов. Рядом лежали еще одни мощи, происхождение которых было неизвестно.

Когда в 80-х годах новая заведующая архитектурным отделом Е.А. Анкудинова принимала дела, в церкви Николы Надеина ей так и сказали: «Это Федор Черный с сыновьями, а рядом - неизвестно кто». Почему-то неопознанные мощи называли «Сибирской мумией». Реставратор музея А.Ф. Черторижская регулярно приходила, чтобы поддерживать их в порядке.

Во время туристического сезона в храме Николы Надеина проводили экскурсии. А иногда музейщики тайно к мощам допускали тех, кто об этом просил. В 1987 году Е.А. Анкудинова привела к мощам своих близких друзей - они искали помощи в рождении детей. Пришли не по крепкой вере - от безнадежности. А святые откликнулись: в 1988 году у молодой пары родились три девочки! Одну врачи спасти не сумели, а две благополучно выросли и стали хорошими, добрыми людьми. История эта осталась только в памяти к ней причастных - в музейных документах чудеса не записывали.

В Федоровском храме мощи находились более двадцати лет, пока не появился Успенский собор, построенный к 1000-летию Ярославля меценатом В.И. Тырышкиным. Конечно же, главная святыня города должна была находиться только там. И 1 октября 2011 рака с мощами, установленная на лафете БТРа, отправилась в новый кафедральный собор, где они находятся и поныне.

Свое продолжение имела история «неизвестного лица» или сибирской мумии, которая располагалась в фондах музея рядом с благоверными князьями. На пальце руки не хватало фаланги. Елена Андреевна Анкудинова знала об этой отличительной особенности. И как это бывает - кто-то оказался в нужное время, в нужном месте, один сказал, другой услышал. Одновременно в Иркутске было обнаружено анатомиче­ское описание мощей святителя Иннокентия Иркутского и фотофиксация процедуры их вскрытия.

Сомнений не оставалось: «сибирская мумия» без фаланги пальца - это святые мощи Иннокентия Иркутского. Это было настоящим чудом для иркутян. Там считали, что мощи святителя находятся в Музее религии и атеизма в Ленинграде.

В Ярославль приехал правящий архиерей, Иркутский епископ Вадим (Лазебный). Мощи освидетельствовали. Все подтвердилось! (Митрополит Вадим через тридцать лет возглавил Ярославскую епархию).

Господь явил чудо. Шестьдесят девять лет поругания святыни и небрежения к ней не смогли разрушить нетленные мощи святителя Иннокентия, епископа Иркутского. Члены двух комиссий, и от 12 марта 1990 года, и от 9 августа того же года, люди светские, врачи, музейные работники, реставраторы, представители Ярославского комитета по делам религии, - все они были поражены крепостью тела святителя Иннокентия.

Накануне праздника Преображения Господня, 18 августа 1990 года, мощи свт. Иннокентия покинули последнее светское пристанище. Священник Толгского монастыря отец Евстафий и священнослужители Иркутской епархии - о. Сергий Кузнецов и о. Александр Белый - перевезли их в Толгский монастырь.

Монахини встретили святые мощи за воротами обители. Собравшиеся прихожане забросали дорогу цветами. Монахини приготовили и украсили гробницу.

Перед отправкой епископа Иннокентия надо было уладить важные дела. По законодательству и по менталитету советских начальников мощи святителя были трупом. А труп положено перевозить при строгом соблюдении определенных условий: в почтово-багажном вагоне, в запаянном металлическом гробу, помещенном в деревянный ящик, свободное пространство которого засыпано опилками.

Отцы, приехавшие из Иркутска за святыми мощами, не могли допустить такого святотатства. Кроме того, у них не было денег на столь дорогостоящую перевозку. Кто помнит начало 90-х годов, ничуть этому не удивится.

О том, как удалось переправить святые мощи в Иркутск, в Ярославле вспоминают в таких подробностях. Сделаем скидку на то, что в изустных преданиях могут быть какие-то неточности, но в целом события переданы верно.

Одна активная прихожанка придумала, как это сделать. И начала атаковать начальника Северной железной дороги. А это, для понимания, - очень большая должность. Северная железная дорога обслуживает девять областей. Ее управление находится в Ярославле. Сейчас в большинстве своем горожане не знают фамилию начальника СЖД. А в те годы это был второй глава области. Например, в трудные времена областная власть брала у него деньги взаймы на выплату зарплаты.

План был такой: перекрыть для пассажиров вход в последний тамбур хвостового вагона и там поставить гроб с мощами. Уж на каком месте под натиском посланца от народа сломался начальник, история умалчивает. Поговаривают, что перспектива, что весь его род до скончания века будут поминать на небесах, не оставил равнодушным высокого железнодорожника.

Так в последнем тамбуре железнодорожного пассажирского состава и поехал в Иркутск его небесный покровитель.

30 августа святые мощи в сопровождении о. Сергия и о. Александра отправились в Иркутск – к месту первого упокоения и последующего прославления. Процессия с мощами на руках вышла из монастыря под колокольный трезвон. Монахини-насельницы пропели тропарь и кондак свт. Иннокентию.

О. Александр Белый рассказывал: «В Иркутск мы должны были прибыть в воскресение утром, а прибыли только к ночи. Собравшийся утром на вокзале народ простоял до вечера. Конечно, к ночи остались самые стойкие. Почти в полночь поезд остановился на станции Иркутск-Пассажирский. Раку осторожно вынимаем из тамбура. На пыльном перроне владыка Вадим кладет земной поклон своему далекому предшественнику по Иркутской кафедре. Здесь же - краткий молебен и все направляются в епархию...».

А вот как встречу мощей в Иркутске описал местный автор О. Бычков: «Святитель Иннокентий вновь окормляет Иркутскую землю! Все спешат приложиться ко гробу. У всех на глазах слезы радости. Епископ Вадим здесь же, на перроне, совершил краткий молебен святителю. Впереди была поездка по ночному городу к месту торжественного богослужения в Знаменском кафедральном соборе.

Владыка, несколько опередив кортеж, успел облачиться и у святых ворот ограды храма под праздничный трезвон всех колоколов возглавил торжественную встречу Иркутского святителя. Так получилось, что священники Иркутской епархии внесли гроб на руках в ограду ровно в полночь.

Перекликающиеся со звездным небосводом, колеблющиеся в ночной свежести язычки свечей отметили путь крестного хода вокруг храма. Затем святые мощи внесли вовнутрь и поставили по центру церкви у икон Знамения Божьей Матери и святителя Иннокентия.

Сразу же начался молебен на возвращение святых мощей свт. Иннокентия в Иркутск. Люди преклонили колена, и слезы искренней радости окропили лица. Глубокая ночь не отняла сил. Общая молитва, радость необычного события укрепляли душевный порыв православных. Чудо было явлено вновь. Как бы ни было долгих лет забвения и глумления, сила гонимой Церкви была в Вере».

На фото – встреча мощей святителя Иннокентия в Иркутске. Изображения – с сайта Иркутской епархии.

Фотогалерея