По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Забытые герои Первой Мировой

«Героями не рождаются, ими становятся!»

В день памяти святого великомученика Георгия Победоносца мы публикуем авторскую статью Вадима Нефедова, посвященную истории ордена святого Георгия Победоносца, а также нашим землякам-кавалерам ордена святого Георгия.

В жизни любой страны, в различные годы ее исторического развития, общество всегда находило возможность каким-то образом выделять своих соплеменников, совершавших героические поступки и подвиги во благо своей Родины и народа. В этом не является исключением и Россия: еще с древних времен имена выдающихся личностей дошли до нас в легендах, летописях и былинах. С возникновением наградной системы и появлением орденов и других знаков отличия наши героические предки стали обретать более конкретные имена, а их подвиги – подробные описания. К сожалению, в ходе последних столетий развитие общества в разных странах, в том числе и в России, порой стало сопровождаться резкой сменой политического строя, носящего по отношению к предыдущему антагонистический характер. В основу развития была заложена борьба противоположностей: белое и красное, верующие и безбожники, угнетатели и угнетенные и т.д. С развитием общества новыми властями порой замалчивалась, а иногда и просто искажалась история страны. Доходило и до того, что многие герои прошлых лет оказывались вовсе не героями, потому что сражались и погибали не за «правое дело», а в интересах правителей, угнетателей и буржуазии. Зато на их место стали приходить новые, часть из которых в будущем тоже, но по другим причинам, «канут в Лету».

Поводом для данной статьи послужило выступление на городском конкурсе краеведческих работ в ЦДЮТЭ в декабре 2013 г. ученика 9 класса рыбинской средней школы № 11 Никиты Лебедева. Он под руководством молодой, но подающей большие надежды, учительницы истории Клоповой Марии Николаевны выполнил исследовательскую работу под названием «Две войны полковника Михеева». В своем докладе, который, кстати, на XXI областном конкурсе в январе с.г. получил призовое место, Никита упомянул, что Иван Иванович Михеев в годы Первой Мировой войны был награжден орденом Святого Георгия IV степени. Данный факт очень заинтересовал меня, так как об этом сообщалось впервые, а в моем архиве оказались данные и о других наших земляках – кавалерах этой высшей военной офицерской награды. Сам собой возник вопрос, почему же мы не обращаем внимания на героев своего Отечества и тем более наших земляков, не изучаем их биографий, не знаем содеянных ими подвигов? Ведь этого не скажешь, например, про Героев Советского Союза, о которых изданы тысячи книг, энциклопедий, справочников, а также просто интересных литературных произведений. В каждой школе, институте, военной части, на предприятии, где учились, служили или работали герои, бережно хранят память и о них, и о совершенных ими подвигах. И это совершенно правильно. Героев Великой Отечественной войны в нашем крае насчитывается 49 человек и все они увековечены на Аллее Героев. Но почему подобного нет с земляками - героями Первой Мировой? А ведь их подвиг в не меньшей степени славен и совершен во благо России и ее народа, то есть всех нас. В данном случае речь идет не вообще о памяти всех участников «империалистической», а о конкретных героях, которых можно приравнять к героям Советского Союза. Что касается офицеров – кавалеров ордена Святого Георгия, то именно они и должны относиться к данной категории лиц и почитаться как Герои Отечества.

Для подтверждения этого необходимо кратко вспомнить историю создания этой награды. 26 ноября 1769 года Екатерина II подписала Указ об учреждении Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. С тех пор день 26 ноября ежегодно отмечался в России как день ордена Святого Георгия, или «кавалерский праздник», поскольку еще при Екатерине в этот день на торжества к императорскому дворцу стали приглашаться кавалеры ордена.

Небесный покровитель ордена со времен Киевской Руси почитался патроном великих князей и русского воинства. К моменту учреждения ордена изображение Святого Георгия в образе всадника, поражающего копьем змия, считалось гербом Москвы и входило в государственный герб Российской империи. Таким образом, орден Святого Георгия и по своему названию, и по символике имел глубокие корни в русской истории.

Первоначально в статуте ордена указывалось, что он учрежден «…из особливой нашей императорской милости к служащим в войсках наших в отмету и награждение им за оказанную от них во многих случаях нам и предкам нашим ревность и службу, также и для поощрения их в военном искусстве...». Получить награду мог тот, «…кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу…».

Орден Святого Георгия имел четыре степени. Награждение проводилось последовательно, начиная с младшей, IV-й степени. Первоначально представления к награждению делались Военными коллегиями, сухопутной и морской, а окончательное решение оставалось за императрицей. С 1782 года для рассмотрения представлений к ордену III-й и IV-й степеней была учреждена Кавалерская орденская Дума, состоявшая из числа кавалеров, находившихся в столице. В Думе хранились печать, казна, архив и кавалерские списки, туда должны были передаваться орденские знаки умерших кавалеров. Теперь представление к награждению передавались Военными коллегиями на рассмотрение Кавалерской Думы, после чего списки лиц, удостоенных Думой награды, утверждались Екатериной II. Награждение орденами I-й и II-й степени оставалось прерогативой монарха.

С 1811 года для заседаний Кавалерской Думы предоставили Георгиевский зал Зимнего дворца, а с 1849 года имена кавалеров стали заноситься на мраморные доски Георгиевского зала Большого Кремлевского дворца в Москве.

За 148 лет существования ордена Святого Георгия I-й степенью были награждены всего 25 человек, II-й – 125, III-й – 645, IV-й – 13500. Однако из числа последних за боевые заслуги орден получили только 5500 человек, так как крест IV-й степени в период с 1816 по 1855 гг. одновременно служил знаком выслуги лет. Им награждали за 25 лет службы в офицерских чинах, а моряков за 18-20 морских кампаний (на горизонтальных лугах таких крестов помещалась надпись «25 лет», «18 кам.» или «20 кам.»).

Все четыре степени ордена за его почти полуторавековую историю имели лишь четыре человека – фельдмаршалы М.И.Кутузов, М.Б.Барклай де Толли, И.И.Дибич и И.Ф.Паскевич. Из российских самодержцев после Екатерины II ни один не был награжден высшими степенями ордена: Александр I – IV степень, Николай I – IV степень (за 25 лет выслуги), Николай II–IV степень. Только Александр II подобно Екатерине II, рискнул украсить себя знаком I-й степени, да и то только по случаю 100-летнего юбилея учреждения ордена.

Орденом Святого Георгия награждались и иностранцы. Его высшей степенью были удостоены главнокомандующие союзных войск в войне с Наполеоном: прусский фельдмаршал Г.Блюхер, австрийский – К.Шварценберг, британский – А.Веллингтон, а также шведский наследный принц Карл Юхан. И вообще больше всего награждений различными степенями ордена иностранных поданных пришлось на царствование Александра I – 194.

Такова краткая история военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Белый крест на Георгиевской ленте был заветной мечтой каждого русского офицера. Екатерина II повелела этот орден никогда не снимать и он был единственной в русской орденской системе наградой, которую можно было носить на шинели, пальто, другой верхней одежде. Георгиевские кавалеры пользовались в армии и обществе особым уважением и имели ряд привилегий. Для офицеров – выходцев из недворянской среды – получение ордена Святого Георгия IV-й степени давало право потомственного дворянства. Кавалеры ордена могли в отставке носить мундир, независимо от числа лет службы, получали пенсию в соответствии со степенью награды, от 150 до 1000 рублей.

Что касается советского периода жизни в нашей стране, то, к сожалению, смена политического строя повлекла за собой и смену социальных ориентиров с отрицанием старорежимных приоритетов и созданием новых. С воспитанием будущего поколения советских граждан получила развитие соответствующая наградная система. В 1934 году постановлением ЦИК СССР было введено почетное звание – Герой Советского Союза – высшая степень отличия в стране за заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига. За семь предвоенных лет данное звание было присвоено 580 советским гражданам, а за четыре года Великой Отечественной войны его получили более 11000 человек. Всего же до распада Советского Союза героями стало более 13 тысяч наших соотечественников. Здесь еще раз хотелось бы напомнить, что никто не ставит под сомнение массовый героизм и подвиги наших отцов и дедов, особенно при защите Отечества от немецко-фашистских захватчиков, но очень жалко, что мы стерли из нашей исторической памяти самоотверженные подвиги пращуров – кавалеров Военного ордена Святого Георгия, которых за 148 лет (1769-1917) было всего около 6,5 тысяч человек. Однако необходимо пояснить, что речь в данной статье идет о кавалерах Военного ордена Св.Георгия, которым награждались только генералы и офицеры. В 1807 году вышел Указ Александра I об учреждении соответствующей награды и для нижних чинов (унтер-офицеров и рядовых). Она стала называться Знаком отличия Военного ордена Св.Георгия, а с 1913 года просто «Георгиевским крестом». Данный знак хоть и давался за геройские поступки, но награждение им носило более массовый характер и широко применялось в армии и на флоте в ходе различных военных кампаний. Так, например, за первые сорок девять лет его существования, когда знак еще не имел степеней, им было награждено 114424 человека. После 1856 года, когда награда была разделена на четыре степени, и до 1913 года ею было пожаловано около 182 тысяч человек. После 1913 года и до революции число кавалеров «Георгиевского креста» приблизилось к полутора миллионам унтер-офицеров и солдат.

Что касается наших земляков, то среди них первым кавалером Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия сразу II степени по личному распоряжению императрицы Екатерины II в 1790 году стал адмирал Ф.Ф.Ушаков. Другим заслуженным героем можно считать князя, генерал-лейтенанта Дмитрия Михайловича Волконского (1769-1835), имеющего непосредственное отношение к нашему краю. Он был женат на дочери видного деятеля екатерининской эпохи графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина Наталье Алексеевне и стал хозяином подаренного ей отцом имения Андреевское. Будучи 20-летним поручиком лейб-гвардии Преображенского полка во время войны со шведами за отличие под Роченсальмом и Выборгом он 26 ноября 1789 года был награжден Военным орденом Св.Георгия IV-й степени и шпагой с надписью «За храбрость». Будучи активным участником Отечественной войны 1812 г. генерал Д.М.Волконский «… в воздаяние отличных подвигов мужества, храбрости и распорядительности, оказанных в сражениях против французских войск 17 и 21 августа под Данцигом». 12 ноября 1813 года получил в награду орден Св.Георгия III-й степени.

Дальнейшие награждения наших земляков, которые пока удалось обнаружить, касаются периода Первой Мировой войны 1914-1918 гг.

Одним из героев Отечества по праву можно назвать генерал-лейтенанта Николая Михайловича Тихменева. Он родился 27 марта 1872 года в дворянской семье генерала М.П.Тихменева, который умер в 1890 году и похоронен на Георгиевском кладбище г.Рыбинска. Окончив Рыбинскую мужскую гимназию, Николай в 1889 году поступил в Московское пехотное юнкерское училище и стал достойным продолжателем семейной военной традиции. В 1897 году он уже окончил Николаевскую академию Генштаба. Н.М. Тихменев был участником разных войн и военных конфликтов, удостоен многих боевых наград, но его звездный час настал в августе 1914 года, когда, будут полковником и командиром 60-го пехотного Замостского полка, участвовал в боях в Галиции в составе 8-й армии генерала Брусилова. Тогда он за проявленную храбрость и самоотверженность был награжден высшей наградой – орденом Св.Георгия IVстепени, а осенью 1914 года, уже в ранге генерал-майора и командиром бригады, в бою за г.Львов получил Георгиевское оружие. Кстати через несколько месяцев, 18 марта 1915 г., Георгиевское оружие получил в награду и его родной брат полковник Георгий Михайлович Тихменев. Генерал-лейтенант Н.М. Тихменев умер 12 июня 1954 г. в эмиграции в Париже.

Другим героем Первой Мировой войны является поручик Сергей Николаевич Толоконников. Он родился в 1884 году в семье потомственного почетного гражданина, статского советника Николая Федоровича Толоконникова, который вскоре стал членом Ярославского окружного суда по Мологскому уезду. С семилетнего возраста Сергей жил и учился в г.Мологе, куда по службе перевели отца. После окончания гимназии его направили обучаться в Киевский Университет. Получив высшее образование в 1910 г., С. Толоконников был призван в армию для отбытия обязательной воинской повинности. По окончании службы ему присвоили звание прапорщика запаса, но с началом войны 24 июля 1914 г. Сергея Николаевича вновь призывают в армию младшим офицером 274-го пехотного Изюмского полка. Воевал он храбро, проведя всю войну на фронте и заслужив три боевых ордена, но об одном из них, Военном ордене Св.Георгия, следует сказать особо.

При подготовке реляции на данную награду в Кавалерскую Думу направлялось описание совершенного подвига, исходя из которого ею и принималось соответствующее решение. В случае с С.Н. Толоконниковым о его храбрости и самоотверженности сообщалось следующее: «… в бою 10-го декабря 1914 года при селе Зарши, в чине прапорщика, посланный с полуротой 3-й роты 274-го пехотного Изюмского полка для обеспечения правого фланга 3-й и 1-й рот полка, отбил огнем три атаки австрийцев, под прикрытием огня отделения быстро бросился в находящийся напротив неприятельский окоп, захватил два пулемета в тот момент, когда они открыли огонь по нашей цепи, и взял в плен одного офицера и 75 нижних чинов». Конечно, после знакомства с данным подвигом ни у кого не может быть сомнения, что его совершить мог только истинный герой, готовый своей самоотверженностью и храбростью беззаветно служить Царю и Отечеству. В этой связи приказом военного министра генерала от инфантерии Д.С.Шуваева от 4 августа 1916 года сообщалось: «Государь Император Всемилостивейше соизволил пожаловать Орден Св.Великомученика и Победоносца Георгия IV степени призывнику из запаса армейской пехоты в 274-й Изюмский полк подпоручику Сергею Толоконникову…»

В конце 1917 г. Сергей Николаевич воевал уже в звании поручика и был командиром роты своего полка. С выходом России из войны 274-й пехотный Изюмский полк расформировали, и наш герой возвратился к жене и сыну в Харьков. Однако, в ходе последовавшей вскоре Гражданской войны при неизвестных обстоятельствах он погиб в 1919 году. Ему было всего 35 лет.

Следующим героем можно считать полковника Михеева Ивана Ивановича. Родившись 12 сентября 1885 года в деревне Пасёново Мологского уезда, он восьми лет отроду поступил учиться в Мологское трехклассное городское училище. После его окончания в 1896 г. семья переехала в Рыбинск, где Иван продолжил учебу в 1-м высшем начальном училище, а затем в Рыбинском механико-техническом училище им. М.Е.Комарова.

После десяти лет учебы сначала в Мологе, а затем в Рыбинске Иван Иванович Михеев получил довольно приличное среднее специальное образование и решил стать офицером. В 1907 году он успешно закончил Санкт-Петербургское Владимирское военное училище, стал младшим офицером пехоты и вернулся служить в Рыбинск в 248-й Осташковский резервный батальон. В 1910 году его батальон вошел в состав расквартированного в городе 182-го пехотного Гроховского полка, а через четыре года поручик Иван Михеев оказался на Восточном фронте Первой Мировой войны.

Именно здесь, в полной мере начали проявляться его блестящие способности как боевого офицера, не только отлично знающего военную науку, но и умеющего организовать и увлечь своим примером подчиненный ему личный состав.

Осенью 1914 года 182-й Гроховский полк принимал участие в ожесточенных оборонительных боях на берегах польской реки Сана. Потеряв 10 офицеров и сотни солдат убитыми, полк, тем не менее, сумел обеспечить путь к переправе для войск 23-й, 46-й и 80-й дивизий. За участие в этих боях поручик И.Михеев был награжден орденом Св.Георгия IV степени. В Высочайшем Приказе от 1 июня 1915 года его подвиг описывается следующим образом: «…находясь с 25 сентября по 22 октября 1914 года под сильным действительным огнём противника на важном оборонительном участке реки Сана, к селу Брандвица, искусным огнём десяти пулемётов [поручик Иван Михеев, авт.] дал возможность нашим головным партиям охотников переправиться на тот берег, отражая с неизменным успехом многократные и энергичные атаки значительно превосходящего числом противника, помог нашим слабым передовым частям удержаться там в течение нескольких дней и тем выполнил свою задачу.»

Кроме высшей военной награды Иван Иванович Михеев за участие в других боевых операциях был также награжден орденами Св.Владимира IV степени с мечами и бантом, Св.Анны II степени и Св.Станислава II степени. Личный героизм, храбрость и отвага способствовали его служебному росту и уже в 1916 году он получил чин штабс-капитана, а затем и подполковника. За время войны Иван Иванович был дважды тяжело ранен, 4 января 1918 г. врачебная комиссия освободила его от дальнейшего несения военной службы. Его демобилизовали и в тридцатидвухлетнем возрасте И.Михеев вернулся к семье в Рыбинск. Однако мирная жизнь продолжалась недолго, её вскоре сменила более жестокое и страшное противостояние – Гражданская война. Волей судьбы Иван Иванович в июле 1918 года очутился на Севере России и примкнул к Белому движению. Там он командовал полком, а потом в чине полковника был назначен командующим войсками Онежского района. Но 20 июля 1919 года в одном из полков вспыхнуло солдатское восстание, И.Михеев был арестован и переправлен в Вологду, где его поместили в тюрьму и начали вести следствие по факту борьбы с советской властью. Согласно материалам архивного дела, хранящегося в Управлении ФСБ по Вологодской области, в ночь с 24 на 25 сентября 1920 года он, после совершенного побега и его поимки, был расстрелян. В 2002 году полковника Михеева И.И. реабилитировали «за отсутствием состава преступления».

Переходя к краткому изложению судьбы и подвига очередного героя Первой Мировой войны нельзя не упомянуть известного рыбинского музейщика, историка и краеведа Наталью Николаевну Бикташеву, с которой нас связывают длительная дружба и плодотворное сотрудничество. Впервые о нашем земляке подполковнике Мелентьеве Борисе Николаевиче я много лет назад услышал именно от неё. Но самое интересное произошло совсем недавно, когда она предложила мне встретиться с его правнучкой Любовью Владимировной Белоусовой, которая проживает в Рыбинске. В условленное время мы пришли к ней в гости. Нас встретила моложавая симпатичная потенциальная дворянка (потомственным дворянином стал ее герой-прадед), в беседе с которой и прояснились неизвестные эпизоды из жизни ее предка. Подполковник Борис Николаевич Мелентьев родился в Рыбинске в 1878 году. Он окончил нашу мужскую гимназию, затем учился в Московском кадетском корпусе и военном училище. После училища продолжил службу в родном городе в 248-м Осташковском резервном батальоне. В 1900 году Борис Николаевич женился на дочери земского врача Надежде Робертовне Гернберг и через 5 лет у них уже было трое детей. Когда батальон вошел в состав 182-го пехотного Гроховского полка Мелентьев достиг воинского звания штабс-капитан, в котором и вступил в Первую Мировую войну.

Через некоторую время его перевели служить в штаб Московского военного округа, но штабная работа удручала Бориса Николаевича, тем более, что офицеры-сослуживцы по Гроховскому полку героически воевали на полях сражений. Б.Н.Мелентьев тоже стремился на фронт и по личной просьбе его вернули в действующую армию и направили командовать батальоном, но в 183-й пехотный Пултуский полк. С первых же дней боевой службы он был образцом мужества и отваги и в августе 1915 года его представили к награждению Военным орденом Св.Георгия IV степени и присвоили чин подполковника. Однако 17 сентября того же года он погиб в очередном бою.

17 октября 1915 года командующий 4-й армии издал приказ, в котором говорилось: «На основании статьи 25 Георгиевского статута награждаю по удостоению Георгиевской Думы нижепоименованного обер-офицера орденом Св.Великомученика и Победоносца Георгия IV-й степени Капитана 183 пехотного Пултуского полка (убитого) Бориса Мелентьева за то, что 11 августа 1915 г. в бою при м[естечке] Верховичи, когда Пултуский полк, получив задачу своим энергичным наступлением от ф[ольварка] Зеленый дворец задержать наступление вчетверо превосходящего в силах противника, охватывающего правый фланг дивизии и угрожавшего отрезать её от единственного пути отхода через болото на следующую позицию, и тем дать возможность остальным полкам дивизии отойти на упомянутую позицию, он, капитан Мелентьев, командуя батальоном, получил приказание занять позицию у деревни Подборье и оборонять её во что бы то ни стало, прикрывая тем путь отхода дивизии и свой полк от глубокого охвата противника.

Несмотря на сильнейший ураганный огонь противника, наносивший батальону огромные потери, капитан Мелентьев, лично водя свой батальон и подавая пример мужества и самоотвержения занял указанную позицию и удерживал её, несмотря на яростные атаки значительно сильнейшего противника, до приказания об отходе на следующую позицию, чем оказал помощь своим войскам, находившимся в трудном положении и выручил их от грозившей им опасности».

Высочайший приказ, окончательно утверждающий реляцию, Николай II подписал 11 декабря 1915 года.

Во второй декаде сентября 1915 г. из Минска, где в то время находилась Ставка, в Рыбинск родственникам Мелентьева пришла телеграмма: «Борис Николаевич погиб в бою 17 сентября честною славною смертью героя. Сочувствую Вашему глубокому горю. Полк чтит память славного героя и товарища. Тело отправлено в Рыбинск. Вскройте запечатанный печатями Бориса Николаевича портрет, присланный ранее с вещами».

Подполковник Б.Н.Мелентьев был торжественно, со всеми воинскими почестями похоронен на городском Георгиевском кладбище. К сожалению, в этом же году умерла и его жена, оставив сиротами трёх малолетних детей.

С тех пор, как вышел в свет первый номер журнала «Рыбная Слобода» за 2014 год, тема о наших земляках – кавалерах военного ордена Св.Георгия была подхвачена краеведами-исследователями. Одной из интересных находок можно считать открытие нового для нас имени героя Отечества Соболева В.В., о котором написали журналист-международник Сергей Зимин, представитель рода Толоконниковых-Соболевых, и директор музея Мологского края Анатолий Клопов.

Соболев Владимир Васильевич родился 11 октября 1890 года в г. Молога. Окончил 1-й Московский кадетский корпус, а затем Константиновское артиллерийское училище. В 1912 г. подпоручик Соболев В.В. прибыл для прохождения дальнейшей службы в 46 артиллерийскую бригаду, которая дислоцировалась в столице губернии г.Ярославле.

С самого начала Первой мировой войны Владимир Васильевич вместе с сослуживцами артбригады оказался на передовой. Уже 20 августа 1914 г. их часть получила боевое крещение, а затем один за одним последовали и другие боестолкновения. Осенью 1914 года была ожесточенная оборона рубежей на реке Сан и организация переправы у деревни Брандвице, с помощью которой удалось проложить дорогу для 23-й, 46-й и 80-й дивизий. В те тяжелейшие дни Владимир Соболев, уже в звании поручика, совершил свой первый подвиг и был награжден Георгиевским оружием. В Высочайшем приказе от 23.04.1915 г. по этому поводу уточнялось: «За то, что с утра 20-го по утро 21-го Октября 1914 года близ деревни Брандвице, находясь в положении исключительной опасности на наблюдательном пункте в передовых пехотных окопах, под действительным ружейным огнем давал столь точные указания по корректированию артиллерийской стрельбы, что содействовал общему и решительному поражению противника». А ровно через два месяца, в декабре 1914 г. Владимир Васильевич совершил свой очередной, но, к сожалению, последний подвиг, за который был удостоен (посмертно) высшей военной награды – ордена Св.Георгия IV ст. В реляции на награду говорилось, что поручик-артиллерист В.Соболев достоин награждения «за то, что 8-го декабря 1914 года выдвинул свой взвод на позицию близ железнодорожной станции Хенцины и по 24-е Декабря, когда был убит, метким и энергичным огнём отвлёк на себя огонь тяжёлой и лёгкой артиллерии и сбил пулемёты противника, чем дал возможность нашей пехоте устраиваться на позиции».

Тело погибшего героя было отправлено с почестями в родную Мологу и похоронено на городском кладбище. Высочайший приказ о его награждении император подписал 2 июня 1915 г. и Мологская городская дума, «имея в виду общественный характер чествования памяти земляка-героя В.В.Соболева», особым постановлением от имени благородной общественности выделила 300 рублей на сооружение памятника на его могиле.

Завершая краткое описание жизни и подвига героя, который прожил всего 24 года, необходимо отметить, что Владимир Васильевич Соболев был родным братом Ксении Васильевны Толоконниковой – жены другого нашего земляка-героя поручика Сергея Николаевича Толоконникова, о котором говорилось в прошлом номере журнала. Хотелось бы обратить внимание читателя, что они оба – брат и муж – совершили свои подвиги практически в одно и то же время: В.Соболев – в период с 8 по 24 декабря, а С.Толоконников – 10 декабря 1914 г. Таким образом, представители одной семьи Соболевых-Толоконниковых одновременно стали и героями Отечества.

Исследуя тему о наших земляках, удостоенных высших военных наград за подвиги на полях сражений Первой мировой войны, нельзя не сказать о полковнике Вегенере Александре Николаевиче. Он родился 3 июня 1882 года в г.Рыбинске и был первенцем в семье поручика 138-го пехотного Болховского полка Вегенера Николая Густавовича и его жены Варвары Платоновны (в девичестве Мамоновой).

В возрасте 10 лет Александра определили в Псковский кадетский корпус, а по его окончании в 1900 году он продолжил учебу в Петербургском Николаевском инженерном училище. После выпуска в 1903 г. Александр Вегенер в звании подпоручика начал свою службу в саперных частях Варшавского гарнизона. Однако в начале русско-японской войны, когда 1 августа 1904 года его направили в качестве адъютанта (штабного работника) в 1-й Восточно-Сибирский полевой воздухоплавательный батальон 2-й Маньчжурской армии, военная судьба А.Вегенера претерпела серьезные изменения и он до конца жизни посвятил себя военной авиации. Александр Николаевич принимал активное участие в боевых действиях первоначально в качестве рекогносцировщика с привязных аэростатов, был ранен и награжден тремя боевыми орденами. После окончания войны с Японией он уже в звании поручика окончил офицерский класс Учебного воздухоплавательного парка (декабрь 1905 г. – сентябрь 1906 г.), был награжден знаком «Воздухоплаватель» и назначен заведующим унтер-офицерским классом данного учебного подразделения.

В октябре 1907 г. поручик А.Н.Вегенер поступил в Николаевскую инженерную академию в Петербурге со специализацией в области воздухоплавания. Его успехи в учебе содействовали и продвижению по служебной лестнице: в 1909 г. он произведен в штабс-капитаны, в год выпуска приступил к обучению полетам на самолете «Фарман-IV», а по окончании академии в 1910 г. за отличные показатели досрочно стал капитаном
с присвоением звания «военный инженер». А.Вегенера назначили заведующим практическими занятиями в офицерском классе Офицерской воздухоплавательной школы в Гатчине.

Стремительный профессиональный рост вместе с опытом продолжился и в ходе дальнейшей службы Александра Николаевича: 7 июля 1911 г. ему присвоили звание «пилот-авиатор», а 31 августа 1913 г. звание «военный летчик». Таким образом, он стал первым не только в России, но и в мире, военным инженером, получившим звания «пилота-авиатора» и «военного летчика».

В эти предвоенные годы капитан А.Вегенер также продолжал публиковать свои научные труды, выступать с докладами на различных собраниях и конференциях, следить за развитием и новыми тенденциями в мировом авиастроении. В феврале-октябре 1912 г. он побывал в командировке во Франции, где наблюдал за испытаниями авиационных двигателей и строительством новых самолетов. В ноябре 1913 г. – феврале 1914 г. изучал опыты стрельбы с самолета в Англии.

В начале Первой мировой войны А.Н.Вегенера, как имеющего большой опыт боевой службы в воздухоплавательных частях, назначили командиром 14-й воздухоплавательной роты, выделенной из состава батальона Офицерской воздухоплавательной школы, и направили в 9 армию для защиты крепости Ивангород. В боях на этом участке фронта Александр Николаевич, как и во время русско-японской войны, неоднократно проявлял образцы мужества и героизма, за что был награжден очередными боевыми орденами и стал подполковником. И все было бы хорошо, но вот заветной для любого российского офицера награды – ордена Св.Георгия А.Вегенер так и не получил. Непосредственный командир Александра Николаевича комендант Иваногородской крепости генерал-майор А.В.Шварц еще в феврале 1915 года обратился к Великому князю Александру Михайловичу, руководящему авиацией и воздухоплаванием в действующей армии, с ходатайством о награждении А.Вегенера орденом Св.Георгия IV ст. В рапорте сообщалось: «Подвиги, за которые я ходатайствую о награде капитана Вегенера орденом Св.Георгия IV степени, заключаются в следующем.

30 сентября 1914 г., когда неприятельская артиллерия своим огнем угрожала железнодорожному мосту через реку Вислу, единственно уцелевшей к тому времени переправе… на участке главных операций армии фронта, я приказал капитану Вегенеру лично подняться на привязном аэростате и во что бы то ни стало найти местоположения неприятельской артиллерии, безнаказанности действия коей происходили из за невозможности найти места немецких батарей.

Немедленное выполнение моего приказания, несмотря на губительный артиллерийский огонь, направленный по аэростату противником, явилось несомненно следствием не только большого опыта и знания своего дела, но и высокого самоотвержения и безусловно личной храбрости капитана Вегенера; результат разведки дал не только возможность четко определить местоположение батарей по передаваемым лично мне по телефону непосредственно с аэростата сведениям, но также прокорректировать огонь наших батарей.

Последствием этой работы явилось быстрое приведение неприятельской батареи в молчание и сохранение моста в целости, что, по существу, являлось главной задачей крепости, стратегическое значение коей сводилось к сохранению в целом переправы».

Однако эта реляция не дошла до Великого князя, так как командующий армией без объяснений через некоторое время вернул ее обратно коменданту крепости.

Война продолжалась, а вместе с нею продолжались и подвиги уже подполковника Вегенера. Но в сентябре 1915 года самолет Александра Николаевича был подбит и при падении он получил серьезные повреждения головы и спины. После излечения его списали с летно-боевой работы и 5 ноября 1915 года назначили председателем приемной комиссии по авиации в Управлении начальника инженерного снабжения армий Юго-Западного фронта.

Через 25 дней комендант Иваногородской крепости генерал-майор Алексей Владимирович Шварц вновь с письменным рапортом обратился к Великому князю Алексею Михайловичу по поводу награждения подполковника А.Н.Вегенера орденом Св.Георгия IV ст. Реляция была доложена адресату 6 января 1916 года, но ее дальнейшая судьба не попала в анналы истории. Возможно, ее не поддержала Кавалерская Дума, а возможно, и лично император наложил резолюцию «Ограничиться внеочередным званием». По крайней мере 5 декабря 1916 года Александр Николаевич был досрочно произведен в полковники.

Октябрьскую революцию полковник Вегенер встретил в Харькове будучи начальником Главного аэродрома Управления Военно-воздушного флота России, кавалером шести орденов и двух медалей.

Дальнейшая служба А.Вегенера проходила в РККА, где наивысшим его достижением была должность первого начальника (с сентября 1922 г. по сентябрь 1923 г.) Академии Воздушного Флота (позднее Военно-воздушная инженерная академия им. профессора Н.Е.Жуковского).

К сожалению, 10 июня 1927 года Александра Николаевича необоснованно арестовали, а менее чем через три месяца, 2 сентября, расстреляли. Он похоронен в безымянной могиле на Ваганьковском кладбище в Москве. Реабилитирован в 1993 году.

Несмотря на то, что де-юре А.Н.Вегенер не стал кавалером ордена Св.Георгия IV ст., его имя может быть упомянуто в списке кавалеров этой высшей военной награды России.

Среди героев Первой мировой войны хотелось бы, конечно, отметить в первую очередь наших земляков, которые родились в Рыбинске, Мологе и в целом в нашем общем крае.

Однако в поле зрения попадают отдельные персоналии, ставшие по воле судьбы близкими нашей родной земле людьми. В данном случае речь идет о полковнике Потанине Николае Васильевиче, долгие годы прослужившем на офицерских должностях в городе Рыбинске.

Он родился 2 декабря 1870 г. в городе Омске в семье мещан Акмолинской области. Окончив 6 классов местной гимназии, Николай продолжил образование в Казанском пехотном юнкерском училище (1890-1892 гг.). После выпуска надпрапорщика Потанина зачислили в 137-й Нежинский полк. Высочайшим приказом от 24 мая 1893 года Николай Васильевич был произведен в подпоручики и переведен в 248-й Осташковский резервный батальон, который дислоцировался в г.Рыбинске. После этого вся его служба с 1893 года была связана с нашим родным городом: сначала в Осташковском батальоне, а затем и в 182 пехотном Гроховском полку. Будучи молодым поручиком Н.Потанин женился на дочери рыбинского купца Наталье Диомидовне Груздевой и уже в 1907 году в их семье было пятеро детей – три сына и две дочери. Служба Николая Васильевича проходили довольно успешно – в 1901 году он стал штабс-капитаном, в 1905 г. награжден орденом Св.Станислава II ст.,а в 1910 г. – орденом Св.Анны III ст. В 1912 году ему присвоили воинское звание капитана и назначили командиром 13-й роты 182-го пехотного Гроховского полка.

В начале Первой мировой войны капитан Н. Потанин убыл вместе с полком на фронт, где в ходе боевых действий в полной мере проявились его военный талант, мужество, любовь к солдату и Родине. За свои заслуги он был награжден орденами Св. Владимира IV ст. с мечами и бантом, Св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость», Св.СтаниславаIIст. с мечами и бантом.

15 февраля 1915 года Николая Васильевича «за отличия в делах против неприятеля» произвели в подполковники, а 20 апреля пожаловали очередным орденом – Св. Анны II ст. с мечами.

1 июня 1915 года император Николай II подписал приказ о награждении подполковника 182-го пехотного Гроховского полка Потанина Николая Васильевича Георгиевским оружием за ранее содеянный подвиг. Конкретно в приказе говорилось: «За то, что командуя батальоном, в ночь на 12-е ноября 1914 года, атаковал укрепленную позицию противника у деревни Гурка-Стонгневская; будучи оторванным со своим батальоном от соседних частей, под сильным ружейным и пулеметным огнем восстановил связь с соседними частями, после чего с остальными батальонами довершил овладение д.Гурка-Стонгневская». В выписке из приказа по полку № 201 от 20 июля 1915 г. поясняется: «11 ноября 1914 г. – лихой ночной удар под Гуркой-Стонгневской, когда взято в плен 16 офицеров, 832 нижних чина и 8 пулеметов».

В июле 1915 г. командир полка генерал-майор Люпов С.Н. получил повышение по службе и возглавил бригаду. В этой связи, в период с 21 июля по 25 октября 1915 года подполковник Н.Потанин, как наиболее опытный и знающий личный состав офицер, в течение трех месяцев временно исполнял обязанности командира 182-го пехотного Гроховского полка, после чего вновь вернулся к исполнению своих прямых обязанностей командира 4 батальона.

Офицеры и солдаты полка уважали и любили своего боевого командира, что выразилось и в постановлении общего собрания офицеров от 26 декабря 1915 г., когда Николай Васильевич подавляющим числом голосов был избран в состав полкового суда чести.

К сожалению, о дальнейшей службе и судьбе Н.В.Потанина мало что известно. Отрывочные сведения сообщают нам, что 28 ноября 1916 г. Николай II утвердил реляцию командующего армией о пожаловании к его ордену Св. Анны III ст. мечей и банта (сам орден Потанин получил в 1910 г.). После февральской революции в приказе по Армии и Флоту о военных чинах сухопутного ведомства от 22 апреля 1917 года сообщалось, что Николай Васильевич Потанин произведен в полковники.

Известно также, что его жена (наша землячка) Наталья Диомидовна и их старшая дочь Ольга скончались во время блокады в Ленинграде зимой 1942 года и похоронены на Смоленском кладбище.

Далее необходимо рассказать и о другом герое Отечества, который связан с нашим городом коротким, но очень важным и ярким периодом своей жизни. Речь идет о генерал-лейтенанте Люпове Сергее Николаевиче (1870-1945 гг.). Окончив в 19 лет Нижегородский кадетский корпус, он всю жизнь посвятил служению Родине в армии. Военная служба проходила очень успешно: С. Люпов окончил Михайловское артиллерийское училище (1892 г.), своевременно получал очередные звания и должности. В 1899 г. по первому разряду закончил Николаевскую академию Генштаба. Участвовал в русско-японской войне 1904-1905 гг. и в 1907 году ему присвоили звание полковника. Прослужив с 17 июня 1912 г. до 7 декабря 1913 г. в Нижнем Новгороде в должности начальника штаба 10-й пехотной дивизии, он получил новое назначение и в декабре 1913 года возглавил 182-й пехотный Гроховский полк в Рыбинске, сменив на этом посту генерал-майора Пустовойтенко М.С. На долю полковника Люпова С.Н. пришлось очень сложное и ответственное время: до начала войны оставалось чуть более полугода, но военно-политическое руководство не только России, но и всей Европы уже находилось в ожидании неминуемой катастрофы XX века. С началом Первой мировой войны полк убыл на фронт и Сергей Николаевич еще прокомандовал им один год. Однако за этот период он достиг высших успехов в своей служебной карьере: в 1914 году ему присвоили звание генерал-майора и С. Люпов во главе полка сумел совершить два подвига, за которые был представлен к высшему военному ордену Св. Георгия IV ст. и награждению Георгиевским оружием. Первый подвиг заключался в организации и осуществлении в боевых условиях форсирования полком реки Сан 11 ноября 1914 года. Кстати, за эти же бои к таким же наградам были представлены и другие наши земляки – поручики В.В.Соболев (посмертно) и И.И.Михеев. Второй подвиг описывался в представлении к награде как организация и проведение успешных оборонительных боев на рубеже деревень Аделина – Тржинец 7 и 8 июля 1915 года. Высочайшие приказы и соответственно награждения состоялись позже (30 декабря 1915 г. и 16 августа 1916 г.), когда Сергей Николаевич стал сначала командиром бригады, а потом и дивизии. 16 января 1917 года ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта. К тому времени, кроме указанных выше наград, он был пожалован еще шестью орденами Российской Империи: Св. Владимира III и IV ст., Св. Анны I и II ст. и Св. Станислава II и III ст.

После Октябрьской революции он стал активным участником Белого движения на Дальнем Востоке, а затем эмигрировал в Харбин. 31 октября 1945 г. его арестовали представители «СМЕРШ». 75-летний старик был осужден на пребывание в лагерях и скончался 19.11.1945 г. в эвакогоспитале в Уссурийске. Реабилитирован посмертно.

Завершая первичное исследование о наших земляках – георгиевских кавалерах естественным образом привлекают внимание не только герои Первой мировой, но и награжденные высшей военной наградой России генералы и офицеры в XVIII и XIX вв. В целом же все эти сведения необходимы для составления предложенного в прошлом выпуске журнала «Мартиролога земляков-кавалеров ордена Св.Георгия».

В этой связи наибольший интерес привлекает семейство известного в России коллекционера, ученого и чиновника эпохи Екатерины II Алексея Ивановича Мусина-Пушкина. В первой части статьи (журнал № 1/2014) указывалось, что одна из его дочерей была женой генерал-лейтенанта князя Волконского Дмитрия Михайловича – кавалера орденов Св. Георгия III и IV степеней. Более тщательное изучение биографии членов семьи А.И. Мусина-Пушкина выявило ее своеобразную уникальность – оказалось, что в той или иной степени к высшей военной награде России имеют отношение четверо его детей.

Кроме Натальи Алексеевны – супруги Д.М.Волконского, другая дочь Алексея Ивановича Екатерина Алексеевна (1786-1870 гг.) была замужем за князем Оболенским Василием Петровичем (1780-1834 гг.). Он дослужился до звания генерал-майора, был видным военачальником во время войны с Наполеоном, за службу удостоен орденов Св. Владимира III и IV ст., Св. Анны II ст. с алмазами и Св. Анны I ст., а также Георгиевским золотым оружием с надписью «За храбрость» и высшего военного ордена Св. Георгия IV ст. (за выслугу лет).

Однако более всего граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин конечно гордился своими сыновьями. Его старший сын Иван Алексеевич (1783-1836 гг.) в армейском звании дослужился до генерал-майора, хотя изначально провел 12 лет на гражданской службе в Коллегии иностранных дел, Департаменте Министра юстиции и при дворе, за что был удостоен ордена Св.Владимира IV ст. В армию он вступил подполковником в ополчение 2 сентября 1812 года и принял участие в Отечественной войне. С первых же дней Иван Алексеевич отличался бесстрашием и отвагой. Уже в начале октября при взятии г.Полоцка он был награжден Георгиевским золотым оружием за храбрость. В ходе боя 15-16 ноября 1812 г. на реке Студянке он «разместил удачно артиллерию 16-й артиллерийской бригады, что позволило отразить все атаки противника на нашу линию», за что получил орден Св. Анны II ст.

Зимой 1812-1813 гг. подполковник Иван Алексеевич Мусин-Пушкин оказался в одном отряде со своим младшим братом Александром. Под Люнебургом он не только вынес с поля боя раненного Александра, но и принял после ранения командира руководство батальоном. Возглавил штыковую атаку гренадерской роты, взял при поддержке двух орудий (которые ранее привел его брат Александр) Альтенкирхенские ворота и ворвался в город. В результате данной атаки было захвачено 9 пушек и до 3000 пленных. За этот подвиг Ивана Алексеевича был наградили орденом Св. Георгия IV ст.

До заключения Парижского мира в 1815 году он удостаивался и других наград: бриллиантовых знаков к ордену Св. Анны II ст. за бои под Дрезденом, ордена Св. Владимира III ст. за бои под Лейпцигом, а также от союзных держав был награжден австрийским орденом Леопольда, прусским орденом «За заслуги» и баварским Военным орденом.

После смерти отца в 1817 году Иван Алексеевич Мусин-Пушкин унаследовал родовое имение в Мологском уезде Ярославской губернии (села Иловна, Ветрено, Станово с деревнями) и более двух тысяч крепостных.

Он умер 12 июня 1836 г. в Вене, где проходил курс лечения. К сожалению, ни в одном некрополе нет сведений о его могиле.

Другим сыном графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина, который являлся героем Отечественной войны 1812 года, был Александр Алексеевич (1788-1813 гг.). В отличии от старшего брата Ивана он с юношеских лет посвятил свою жизнь военной службе. Уже первый боевой опыт двадцатилетний капитан получил в ходе войны с турками в 1808-1809 гг. будучи адъютантом генерал-фельдмаршала А.А.Прозоровского.

Осенью 1812 г. он с Кавказа отправился в 40 пеший полк Ярославского ополчения и с подачи генерал-майора Я. Дедюлина, командовавшего ополчением, был прикомандирован к легендарному отряду атамана М.Платова. Уже через 10 дней после прибытия в отряд, 31 декабря 1812 г., он отличился в бою в Восточной Пруссии, командуя колонной егерей. Затем Александр Мусин-Пушкин вел переговоры о нейтрализации прусского корпуса генерала Бюлова, исход которых открыл для русской армии дорогу на Варшаву и Берлин. За эти подвиги его наградили чином майора и орденом Св. Анны II ст. Очередные героические поступки молодой майор совершил 31 января 1813 г. при разгроме конной польской дивизии в бою на реке Варте и захвате моста, а также при взятии Берлина. 9 февраля 1813 г. вместе с казаками он принимал активное участие в штурме Потсдама, Шарлоттенбурга и Ораниенбурга, а 20 февраля первым вступил в прусскую столицу г.Берлин и три дня был ее комендантом. Несмотря на молодой возраст (25 лет!) майор Александр Мусин-Пушкин был хорошо известен высшему военному руководству России, которое выступило с ходатайством о награждении его за Берлин орденом Св.Георгия
IV ст.

Однако 21 марта 1813 года при взятии города Люнебург военная карьера Александра оборвалась. В том бою он с двумя пушками поддерживал нашу атаку Альтенкирхенских ворот и был смертельно ранен картечью в голову. В том сражении принимал участие и его старший брат Иван, который смог вынести раненного Александра с поля боя. Однако спасти его медикам не удалось. Поздравляя М.И.Кутузова с очередной победой, М.Б.Барклай де Толли писал: «К сожалению, смертельно ранен храбрый майор Мусин-Пушкин». Таким образом, в связи с тем, что в те времена в русской армии посмертно наград не давали, отважный офицер не был награжден за Люнебург, а также не получила хода и реляция на орден Св.Георгия IV ст.

В заключение данной статьи напрашивается вывод о том, что даже первичные исследования темы о земляках – георгиевских кавалерах вскрыли более десятка героев, жизнь которых была связана с нашим родным краем. Это вселяет уверенность, что и в дальнейшем историки и краеведы продолжат данный поиск и сообщат современникам имена забытых героев – защитников Отечества.

Вадим Нефёдов, краевед, академик Академии военных наук.


Опубликовано в журнале «Рыбная слобода» (№1/2014, стр. 14-19, №2/2014, стр.19-25).

Подписи к фотографиям:

1. Звезда и крест ордена Св.Георгия на Георгиевской ленте.

2. Золотая звезда Героя Советского Союза.

3. На иконе – святой праведный воин Феодор Ушаков, кавалер орденов Св.Георгия II и IV ст.

4. Князь, генерал-лейтенант Д.М.Волконский – кавалер орденов Св.Георгия III и IV ст.

5. Генерал-лейтенант Н.М.Тихменев. На кителе прикреплены знак выпускника Николаевской Академии Генштаба, орден Св.Георгия IV ст. и ополченский знак (крест), а на шее орден Св.Владимира III ст. с мечами.

6. Командир роты 274 пехотного Изюмского полка поручик С.Н. Толоконников.

7. Награды поручика С.Н. Толоконникова: ордена Св. Георгия IV ст., Св. Владимира IV ст. с мечами и Св. Станислава III ст. с мечами.

8. Штабс-капитан Б.Н.Мелентьев – кавалер ордена Св.Георгия IV ст. (посмертно).

9. Александр Николаевич Вегенер – выдающийся русский авиатор, первый начальник Академии Воздушного Флота Советской России. Фото 1922 г.

10. Полковник С.Н. Люпов – командир 182-го пехотного Гроховского полка с декабря 1913 г. по июль 1915 г.

11. Генерал-майор князь Оболенский Василий Петрович – герой Отечественной войны 1812 г.

12. Генерал-майор граф Мусин-Пушкин Иван Алексеевич.

13. Майор граф Мусин-Пушкин Александр Алексеевич.

Фотогалерея