По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Жизнь без смартфона, или как подрастающее поколение участвует в восстановлении разрушенных святынь

Молодежное движение «Преображение» существует пятый год. За время существования в слетах движения приняло участие несколько тысяч детей и подростков, в год в работе лагеря принимает участие порядка 500 участников, многие приезжают по несколько раз в год. Одна из задач движения — восстановление заброшенных святынь Рыбинской епархии. Дети во время выездов откладывают в сторону смартфоны и учатся различным ремеслам, строительным работам, начинают создавать купола, иконостасы для храмов и многое другое.


Вернуть трудовой элемент в воспитательный процесс

— Тихон, как возникло движение «Преображение», которое вы возглавляете? Как вам удалось заинтересовать детей и подростков идеей восстановления храмов в Рыбинской епархии?

— Идея движения возникла у духовенства Рыбинской епархии, в частности, секретаря епархии иерея Андрея Рыкова во время поездки на Святую землю. В этой поездке собрались многодетные священники и педагог начальных классов, мой тезка Тихон Андреевич Крылов. Они задумались, как отдых для детей сделать одновременно полезным. Родилась идея организовать детский лагерь с уклоном в воспитательный труд. У Тихона Крылова большой опыт по организации детских лагерей. Позже было еще одно обсуждение возможности совместить детский досуг с восстановлением заброшенных храмов епархии, взвесили все «за» и «против» и решили сделать пробный выезд в село Милково Первомайского района.
Одна из задач движения заключается в возвращении трудового элемента в воспитательный процесс. С давних времен детей приучали к труду с раннего возраста, труд был самым лучшим воспитательным инструментом. В современном обществе детям запрещают трудиться, многие педагоги считают это неправильным. В той или иной форме труд должен присутствовать в процессе воспитания. В нашем случае это польза и для общества, и для детской души.

— Как вы попали в этот проект и даже возглавили его?

— Я руковожу движением «Преображение» пять лет. Как я говорил выше, идея родилась без меня. Сначала я принял участие в качестве простого члена команды, и мне очень понравилось. Я даже решил переехать в Ярославскую область, поближе к Тутаеву. Мой друг, педагог, участвовавший в разработке проекта, позвал меня в него, но так как проект долгосрочный, рассчитанный на многие годы вперед, Тихон Крылов не решился его возглавить, а предложил мне. Все детство я провел в лагерях, мне близка работа с детьми, у меня большой опыт работы вожатым, но в основном в лагерях мы развлекали детей, много времени было посвящено досугу. И, когда мне предложили соединить работу в лагере с восстановлением сельских храмов, это показалось очень интересным, тем более я давно знаком с проектом по восстановлению северных храмов «Общее дело».
Кстати, участие в лагере «Преображение» для детей абсолютно бесплатно, поэтому контингент набирается своеобразный: к нам могут приехать все те, кто не может больше никуда поехать, и перед нами никогда не стоит проблемы набора детей, всегда есть желающие.

— Смены в вашем лагере проходят только в летний период?

— Нет, во все времена года, просто в летний период проходят самые важные три смены. В течение всего остального года мы проводим экспедиции, краеведческие поездки и выезды выходного дня, небольшие субботники, выставки, школы для вожатых и многое другое.

— С какого возраста можно стать участником вашего лагеря?

— С десяти лет и до восемнадцати. Совершеннолетние, имеющие педагогический опыт, приглашаются на роль вожатых или организаторов. Совершеннолетнего, который впервые приезжает в наш лагерь, мы назначаем помощником вожатого, а который провел в нашем лагере не одно лето, сразу становится вожатым. Самые лучшие вожатые вырастают из детей, неоднократно участвовавших в наших сменах.

Как можно меньше свободного времени

— Ориентировались ли вы на опыт других детских лагерей при создании лагеря «Преображение»?

— За основу нашего лагеря был взят опыт, правила, дисциплина и традиции лагеря «Богослово», существующего в Подмосковье. И это достаточно жёсткие правила. Мы все свое детство провели в этом лагере вместе с друзьями, сначала в качестве простых участников, позже — в качестве вожатых и начальников. Это формат православного лагеря с высокой дисциплинарной планкой. В нашем лагере среди молодежи и вожатых не допускается распитие спиртных напитков и курение, также мы следим за чистотой речи, чтобы участники не употребляли матерных и бранных слов.
Все участники делятся на отряды, в каждом отряде от пяти до десяти человек. Возглавляет отряд помощник вожатого и вожатый. Отряды формируются в зависимости от психологического возраста детей, чтобы впоследствии детей можно было объединить по интересам. Мальчики и девочки находятся в разных отрядах.
Самое главное, чтобы у детей в течение дня было как можно меньше свободного времени. Ребенок не должен оставаться наедине с самим собой, так как вместо полезного дела начинает зависать в смартфоне и попусту тратить время. Даже если коллектив небольшой, в каждом отряде найдется несколько человек, интересы которых идут вразрез с лагерной программой и с общей дисциплиной, и таких лучше не оставлять одних, поэтому дети постоянно находятся под контролем старших.
Распорядок дня строится следующим образом: первая часть дня посвящена работе в храме, вторая — культурной программе. Утром и вечером мы обязательно молимся, а в праздничные дни священник проводит службы. Также у нас проходят мероприятия, посвященные сплочению коллектива, особенно в первые дни, чтобы дети адаптировались и привыкли к условиям палаточного лагеря и жизни в коллективе.

— По какому принципу вы выбираете храмы, которым помогаете?

— Два лета подряд мы проводим лагерь в одном и том же месте, хотя в течение года мы стараемся менять точки. Четыре года назад мы начинали лагерь в селе Милково Первомайского района Ярославской области, потом переехали в село Белое Пошехонского района. В этом году мы проводили сокращенные смены с меньшим количеством участников, поэтому сменили четыре места. Чаще всего выбор связан с тем, что нас ждут в определенном месте, приглашают помочь конкретному храму. Самое весомое слово исходит от епископа Рыбинского и Даниловского Вениамина, он рекомендует и советует наиболее значимые места, где местные жители нуждаются в храме, где есть приход, который хотел бы, чтобы в их местности появился храм.

— Получается, вы свою работу координируете с епископом Рыбинским и Даниловским Вениамином?

— Да. Владыка Вениамин предлагает проекты, мы рассматриваем. На самом деле, организовать выезд не так-то просто, это сложная система. Сначала нам показывают храм, где нужна помощь. Мы приезжаем, налаживаем отношения с местным благочинным. Обычно нас отправляют туда, где благочинные готовы работать с молодежью, а дальше нужно налаживать отношения с администрацией района. Если администрация не против нашей деятельности, мы приступаем к организации проекта, если возникли сомнения или они негативно настроены, мы не можем устраивать в этих местах выезды.

— Сколько времени у вас занимает такая подготовительная работа?

— К летним выездам мы готовимся как минимум полгода, так как подготовкой и организацией занимается всего два человека, а на самих выездах работает целый коллектив, который набирается в течение года: это вожатые с большим опытом, новые люди, которых мы приглашаем из школы вожатых, это тоже процесс длительной подготовки.


Только любовь к детям способна изменить их к лучшему

— Вы учитываете возраст детей при распределении обязанностей по храму?

— Конечно. Более сложные работы, которые требуют от ребят физических и умственных усилий, мы отдаем старшим отрядам, более простые, такие как уборка храма, — младшим. Но в каком бы возрасте дети ни находились, они не смогут выполнить всю необходимую по храму работу. В храме много такой работы, которую должны выполнять рабочие-профессионалы, например, работа по реставрации храма. Наша задача — заинтересовать детей, предложить им то, что их привлечет, чаще всего это творческая работа. Например, с детьми из младшего отряда мы сделали изразцы для Церкви Троицы Живоначальной в селе Милково, и когда храм будет восстановлен, изразцы станут украшением этого храма. В храме Воскресения Словущего в селе Белое мы целиком восстановили крышу колокольни, заложили стены, и теперь внутри колокольни можно служить.
Также с детьми мы сделали иконостас для этого храма, дети сами рисовали орнаменты на досках, потом расписывали и вырезали их. Также мы можем делать временные и постоянные полы для храмов, при желании по архивным документам восстанавливаем изначальную конструкцию. Детей постарше мы учим плотницкой работе, а также резьбе по камню и кирпичу. Конечно, учить этому всему детей трудно, проще сделать все самим, но наша задача — заинтересовать детей. Прошлым летом дети сами делали полы в храме с. Белое, складывали опорные тумбы, готовили и окоряли бревна, выравнивали и стачивали их под один уровень, сверху клали пол. Совершеннолетние принимают участие в установке стропильных систем и кровельной работе. Во время этих этапов обязательно используются страховочные системы. Эта работа для самых старших ребят.

— Замечаете ли вы изменения, которые происходят у ребят благодаря участию в вашем лагере?

— Конечно! Они взрослеют. Пока мы проводим вместе лето, трудно заметить эти изменения, потому что каждый день находимся с ними рядом, но если вспомнить, какими ребята были три-четыре года назад, перемены колоссальные. Я вспоминаю некоторых детей, которые приезжали к нам в лагерь совершенно избалованные, не умеющие пересиливать себя и трудиться. Сразу после первой смены часть таких детей исчезает, но большинство остается. И с этими детьми удается подружиться на многие годы вперед, это самое главное в нашей работе. Если ребенок понимает, что ему рады в лагере, что он нашел близких друзей, он готов ради этого меняться.
Сразу видно детей, которым с самого начала все нравится, их много. На их примере мы видим, как с годами развиваются полезные трудовые навыки. Если в первый год приходится контролировать и объяснять им каждый шаг, хотя они стремятся сразу всему научиться и на них можно положиться, то на следующий год перед такими детьми можно ставить любую задачу, и они без чьей-либо подсказки превосходно их выполняют. Это радует, потому что всегда не хватает умелых и надежных рук, которые могут заменить тебя.

— Значит, вы постепенно растите себе смену?

— Именно так. Конечно, к нам в лагерь приезжают и трудные дети из неполных и проблемных семей, в которых пьющие родители вообще не занимаются их воспитанием. И с такими детьми происходят самые заметные перемены. У нас есть пример семьи: отца нет, мать не в состоянии одна воспитывать своих детей, им не хватает внимания и контроля. Несмотря на это, дети много лет подряд с радостью приезжают в наш лагерь, потому что им здесь рады, ими занимаются, здесь нет негативного отношения к таким сложным детям. И когда к концу смены такие не социализированные, конфликтные дети, которые с полуслова заводятся на драку, становятся спокойнее и добрее, радостно общаются со всеми и не хотят уезжать, потому что было очень хорошо, это показатель для меня.

— Какой подход к детям способен изменить их в лучшую сторону?

— Когда мы набираем вожатых в смену, один из главных критериев при приеме – любовь к детям. Если человек в принципе не любит детей, у него ничего не получится. Также должна быть любовь к труду с детьми. Вожатые с раннего утра до позднего вечера должны уделять внимание детям: решать их конфликты, обсуждать их проблемы, замечать настроение, заполнять их свободное время. Но таких людей мало.
Ключ ко всему — терпение, внимание и любовь. Если в отряде плохая дисциплина, если дети вас раздражают, если они подрались из-за банки сгущенки, нужно находить силы и решать конфликты с любовью. Если нужно отругать детей, нужно отругать их с любовью, если нужно наказать, нужно наказать с любовью, потому что без любви ничего не получится. Нужно показать детям, что, несмотря на их поведение, их все равно здесь любят. Если в наказании присутствует любовь и терпение к ребенку, все получится.

— Значит, дети реагируют только на любовь, и только любовь может на них повлиять?

— Положительно повлиять — да. И главное наказание для ребенка — лишение любви, времени и внимания. Конечно, ребенка можно наказать и лишением сладкого, но если это будет только внешнее ограничение, то все бессмысленно. Ребенок будет обижаться или терпеть, но после этого все равно пойдет по старой дорожке. Если вожатый стал для ребенка другом, тогда, поступая неправильно, ребенок будет понимать, что лишается любви и уважения со стороны вожатого, и это будет самым большим наказанием. Это как подвести близкого человека или родителя. Когда мать или отец говорят ребенку, что он их подвел, и они не могут любить его, как любили раньше, это разбивает сердце ребенку.



Жизнь без смартфона

— Если у ребенка отнимают смартфон, это для него наказание?

— В нашем лагере нельзя пользоваться смартфонами, и для детей это становится тяжелым испытанием, многие даже тайно привозят телефоны в лагерь. На первом построении, когда я знакомлю детей с правилами лагеря, говорю про недопустимость курения и употребления алкоголя, также рассказываю и про запрет на использование смартфонов, объясняю, что детям они не нужны, так как в лагерь приезжают для живого общения, после этого я предлагаю им сдать телефоны. Насколько удачно получается моя речь, настолько активно дети сдают или не сдают смартфоны. Ребята, которые не сдали свои телефоны, все равно не успевают ими воспользоваться из-за отсутствия свободного времени. А с теми, у кого зависимость и кто, несмотря на все запреты, в течение смены пользуется смартфоном, проводится отдельная беседа, и им все равно приходится сдавать аппарат. Для таких ребят это становится очень тяжелым испытанием, так как современные дети не представляют жизни без телефонов.

— Расскажите о Ваших дальнейших планах?

— Если глобально, хотелось бы выйти на уровень самообеспечения. Круглогодично мы находимся в постоянном поиске средств, собираем деньги через различные площадки, ищем гранты, спонсоров, продукты, инструменты, материалы, деньги на автобусы. Это закадровая, невидимая работа. Хочется найти спонсора, который бы нас поддержал, взял бы над нами финансовое покровительство. Для епархии непосильно содержать наш проект, и даже обеспечить детей питанием в течение одной смены — выше всех возможностей епархии.

— Как можно узнать о вашем проекте? В нём принимают участие только дети из Рыбинской или из других епархий?

— Участники приезжают из разных мест, очень много детей из Москвы, так как они знают нас по другому лагерю. Быстрее всего информация распространяется через приходы, мы размещаем объявления в храмах, а дальше — через «сарафанное радио». Родители, чьи дети побывали в нашем лагере, приглашают детей своих друзей и т. д. Многие узнают о нас через соцсети, но в основном — делятся впечатлениями друг с другом.

— Расскажите о самом интересном и запоминающемся случае, который произошел в вашем лагере?

— Это когда дети крестятся в нашем лагере. Например, три года назад девочка из Рыбинска крестилась. Во время выездов происходит много интересных случаев, необычных знакомств, посещение красивых, незабываемых храмов.

— Восстановили ли вы какой-нибудь храм полностью?

— Сказать, что мы полностью восстановили какой-либо храм — нельзя. Не в наших силах выполнить всю работу. Мы лишь выполняем ту работу, которая предотвращает дальнейшее разрушение храма, и делаем все возможное для проведения в храмах богослужений. У нас существует выставка, где мы подробно рассказываем обо всех работах, которые были выполнены нашим молодёжным движением.

Познакомиться подробнее с движением можно по ссылкам:
https://vk.com/preobrazheniye_rybinsk
https://vk.com/vozrozhdeniye_ryb
Контакты:
Тихон Чернышев +7 (905) 566-10-62
Дарья Вдовина +7 (903) 690-99-38