По благословению епископа
Рыбинского и Даниловского Вениамина

Добро со знаком «плюс»

Добро - «плюс», зло - «минус» - это, вроде бы, очевидно. Но, если копнуть чуть глубже, оказывается, что часто мы думаем иначе.

- Кто такой святой?

- Тот, кто жил свято.

- Подробнее, пожалуйста.

- Не убивал, не воровал, не лгал... не грешил… А если и грешил, то покаялся и перестал.

- И всё? Поэтому он святой?

- Не только. Он был исполнен добродетелями: целомудрием, смирением, терпением, любовью…

- А в чём это проявляется?

- Ну, целомудренный это тот, кто даже в мыслях не допускает никаких плотских грехов… Смиренный - тот, кто не гордится собой, не возносится, считает себя ниже других. Терпение есть умение не раздражаться и не роптать в самых сложных обстоятельствах. А любить значит не думать о себе и жить для другого.

- А если и я захочу стать святым?

- Хорошее дело, начинай: не завидуй, не гневайся, не ропщи, прекрати осуждать, откажись от лишних развлечений, борись со своими грехами…

- И что тогда?

- Попадёшь в Царство Небесное.

- А что там?

- Точно не известно, но говорится «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание»…

Вроде бы, все слова правильные… Но я не удивлюсь, если этот диалог закончится словами «спасибо, не надо».

Почему? Да потому что в этих внешне благочестивых ответах больше двадцати раз звучит отрицание. «Не делай, не говори и даже не думай... и в итоге попадёшь туда, где ни то, ни другое, ни третье».

Но неужели всё так плоско? Неужели в этом смысл нашей веры и нашей жизни? Неужели ради сего Господь восходил на крест? Чтобы отныне мы смогли путём решительного «ни-ни» достичь великого «ничто»?

Как будто, между мной и Богом стоят весы. На весах — мусорное ведро. Я отдираю от своей души грязные наросты и бросаю туда. И чем больше — тем Богу приятнее. Так?

Конечно, иногда почти так, когда речь идёт о каких-то явных грехах, скверных привычках.

А если речь о моём невнимании к ближним? Что я должен выбросить в ведро?

А если речь о моём эгоизме? Я должен залезть туда целиком? Но обрадуется ли Тот, Кто сказал: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк. 12:31)?

И даже если речь о моём раздражении. Да, резкое и ранящее, оно, безусловно, грех. Но раздражение — не то, что прилипло к душе снаружи, его корни в самой способности человека реагировать, чувствовать и выражать свои чувства. Так неужели всё это вынуть и выбросить? И что останется? Обвисшая кукла, очень мало похожая на Того, Кто держал в руке кнут, выгоняя торгашей из дома молитвы; Кто смотрел на фарисеев «с гневом, скорбя об ожесточении сердец их» (Мк. 3:5); Кто «возрадовался духом» об учениках, вернувшихся с проповеди (Лк.9:21); Кто плакал об умершем Лазаре.

Путь исключительного отрицания — тупиковый путь. В логике есть закон: из одних отрицательных посылок невозможно сделать никакого вывода. И не только в логике. Пытаться построить жизнь на постулатах отрицания, всё равно что возводить дом на пропасти или добывать свет, разгоняя тьму руками. Отсутствие тьмы — не свет: тьма — отсутствие света!

Добро самоценно и самодостаточно, сущностно и позитивно! Оно всегда под знаком «плюс». Святость есть утверждение, созидание, полнота. А грех — всегда скудость. Невнимание — это скудость внимания, раздражение — скудость терпения, гордость — скудость смирения, эгоизм — скудость любви.

Но где же взять любви, внимания, терпения, кротости, мира, благоразумия? Конечно, у Бога! «Если же у кого из вас не достаёт мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упрёков, - и дастся ему» (Иак. 1:5). Так просто! Но так редко помнишь об этом...

Апостол Павел неоднократно сравнивает наши сердца с глиняными сосудами. И вот мы, кажется, только тем и занимаемся, что отшкрябываем с них грязное, налипшее, присохшее… Мы листаем молитвослов и видим в нём только «избави», «очисти», «исторгни», «отжени»… а сосуд остаётся пуст. И порой тошно от собственной пустоты.

Но ведь есть и другие глаголы: «исполни», «созижди», «благослови», а, главное, - «помилуй». По-гречески «милость» и «масло», «елей» - однокоренные слова. «Господи, помилуй!» - значит не только и даже не столько «прости». В этих словах просьба о милости Божией, о капле Его милости в наш убогий сосуд! В Его милости — смирение и любовь, свет, искренность и чистота, в ней — внимание и забота, в ней — великодушие и мужество, жизнь истинная, Дух Святой! Вот то сокровище, для которого и предназначены сосуды наши. По чуть-чуть, по капельке да наполняются сердца!

Лишь тогда нам отчасти станет понятно, что такое святость и добродетель, когда они чуть слышно заплещутся на донышке нашей души. Лишь тогда мы сможем краешком глаза, в щёлочку увидеть, что есть Царство Божие, ведь «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21).

28.01.2020

Источник изображения: http://www.photokonkurs.com/uploads/img/2007-01-14/STILL-LIFE/108382.jpg